Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
76.69 +0.25 86.91 +0.09
Ольга Агеева: «Когда защищаем только взрослых, вирус ищет лазейку, нападает на детей и подростков»
Послушать

«Омикрон» постепенно приближается к Челябинской области. Первые случаи заражения этим штаммом коронавируса уже зафиксированы в Башкирии. Как защититься от новой мутации COVID-19, корреспонденту «Business FM Челябинск» Марии Полевщиковой рассказала главный специалист по профилактической медицине министерства здравоохранения Челябинской области Ольга Агеева.

— Штамм «омикрон» активно распространяется во всем мире. Случаи есть в России, и даже в соседних от нас регионах, например, в Башкирии. Есть ли у нас подтвержденные случаи заражения «омикроном»?

— Мы пока не столкнулись с «омикроном». Но мы должны понимать, что мутация вируса, появление новых штаммов — это вполне естественный процесс, он происходит всегда в природе. Что касается «омикрона», мы понимаем, что его приход неизбежен. Но мы также понимаем, что защититься от любого вируса можно благодаря разобщению людей и разрыву цепочек заражения. Мы должны продолжать носить маски, мыть руки, отказаться от посещения массовых мероприятий. Самая специфическая защита — это вакцинация. На основе опыта стран, где уже столкнулись с «омикроном», мы видим эффективность вакцинации. У нас есть основания полагать, что у «Спутника V» очень сильная защита, которая будет работать и против «омикрона». Кроме того, структура и платформа вакцины «Спутник V» такова, что можно на оболочку аденовируса, который используется в качестве вектора, фиксировать любой другой мутировавший коронавирус. Это все контролируется нашими ведущими эпидемиологами, и понятно, что это все сработает обязательно.

— Получается, эффективность вакцины против «омикрона» не снижается?

— Она не должна снижаться критично.

— Чем «омикрон» отличается от предыдущих вариантов коронавируса, и чем он может быть опасен?

— Это мутация, значит, что-то в геноме вируса изменилось. Какой-то порядок аминокислот, который составляет ту самую наследственные цепочку, которую мы называем ДНК. Если у «дельта» таких мутаций, если я не ошибаюсь, было 13, то здесь — порядка 30. Он сильнее изменился по сравнению с тем коронавирусом, с которым мы столкнулись. Но на самом деле эпидемиологи всегда изучают эти процессы. Сейчас у них есть прекрасная возможность, провакцинированных достаточно большое число — у нас в Челябинской области больше полутора миллионов. Эти люди уже составляют иммунную прослойку. Передача вируса от одного к другому из-за того, что он попадает в защищенный организм, она в таком коллективе прерывается. Антитела, которые помогают защитить, — не единственная защита. В иммунитет входят эти антитела, еще есть такое понятие, как клеточный иммунитет, который существует. Мы его, правда, меньше исследуем. Существует даже местный иммунитет — защитные вещества в слизи, например, носоглотки, которые у некоторых людей просто не дают даже внедриться вирусам.

— Благодаря количеству вакцинируемых стоит не так сильно опасаться контагиозности «омикрона»?

— Вы знаете, я очень боюсь, что подтвердив вашу фразу, я как-то расслаблю наше население. Исследования доказывают, что при увеличении иммунной прослойки, то есть числа вакцинированных, во-первых, снижается число самих мутаций. То есть то, что сейчас вирус продолжает мутировать, говорит о том, что весь мир в едином порыве не провакцинировался и не создал ту мощную прослойку, которая должна быть, чтобы вирус мы все сразу же победили и не дали ему возможности видоизменяться и искать лазейки. Расслабляться нельзя. Мы не достигли 80-процентной прослойки, поэтому у нас еще неполноценная защита, вирус мутирует и передается.

— Какие основные симптомы «омикрона»? Такие же, как у предыдущих вариантов, или есть какие-то особенности?

— Вы знаете, сейчас мы пользуемся только зарубежными источниками. Да, пока это еще достаточно, скажем так, малочисленные наблюдения. Вообще любая инфекция у каждого протекает по-разному. Вирусная тем более. У кого-то сильнее болит голова, у кого-то очень выраженная слабость. Вот, кстати, выраженная слабость, вроде как, отмечают, как самый яркий клинический признак «омикрона». Инкубационный период гораздо меньше. Если раньше мы говорили, что до 14 дней инкубационный период, то сейчас это 5-7 дней. Дети заражаются. Мы понимаем, что когда защищаем только взрослых, вирус ищет лазейку и нападает на детей и подростков.

— Новый штамм обнаружили в ноябре. Тогда ученые надеялись, что он может протекать легче, чем та же «дельта», и пандемия постепенно пойдет на спад. Какие выводы можно сделать сейчас, опираясь на опыт Европы?

— Вирус, действительно, быстрее внедряется, активнее заражает, но как-то легче переносится. Это уже неплохо. Каждую новую мутацию ученые-эпидемиологи встречают с тех позиций, что это, наверное, уже завершение. Мне тоже очень хочется на это надеяться.

— А, может, вирус протекает легче, потому что заболевают и вакцинированные люди тоже?

— Безусловно, конечно. Первая цель вакцины — это выработать защиту в виде вируснейтрализующих антител. И это логично. Даже «омикрон» внедряется, а у нас есть уже антитела, которые не дадут внедриться глубже. Чем больше вакцинированных людей, тем меньше штаммов. Вообще шансов у вируса меньше. И тем меньше осложнений и летальных исходов.

— Получается, главный вывод, который мы можем сделать — это продолжать носить маски, мыть руки и вакцинироваться.

— Да, однозначно.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы

«Онлайн ТВ». LIVE

В эфире ОТВ