Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $68.08 +1.32
65.99 -0.63 74.9 -0.64
/ Игорь Панасюк, директор компании «ПСО-Проджект»: «Чем больше ты стучишься в двери, рано или поздно какая-нибудь откроется»
Новая технология, эксклюзивный продукт и даже резиденство в Сколково не являются пропуском в крупные торговые сети. Что мешает вывести на рынок новый продукт? — рассказал челябинский предприниматель, директор компании «ПСО-Проджект» Игорь Панасюк.

Игорь, компания зарегистрирована в «Сколково» и, насколько я знаю, вы сейчас разработали новый проект именно в сотрудничестве со «Сколково». Что это за проект? Какой продукт мы получим в итоге?

Резидентом «Сколково» мы стали примерно два года назад, тогда и появилась идея нового продукта. Изначально он назывался «Энергоэффективные системы борьбы с наледью и сосульками», так и осталось. Произошло дробление на две части. Одна получила название «Плоский греющий кабель», а вторая — «Система удаления сосулек». Оптимально было начать с первой части, потому что у нее лучше монетизация, коммерциализация. Это фактически теплый пол. Ключевой момент — в чем идея, в чем новизна, изобретательский уровень — в том, что все греющие кабеля выполнены в круглом сечении. Внутри него расположена одна-две греющих нити, которые окутаны большим количеством полимера. Если сравнить, то это батарея, укутанная одеялом. При этом, проекция, которая отдает тепло — минимальная. Как была полмиллиметра (прим. ред.: диаметр сечения нагревающей нити), так и осталось. Мы пошли по-другому: мы две нити хромовых затолкали внутрь алюминиевой ленты, чтобы не было контакта только ведущей части с алюминиевым корпусом, там, естественно, есть изоляция. Эта штука имеет площадь теплоотдачи 23 миллиметра с каждой стороны. К ней сразу подводится три провода, заземляющий контур, он же экран от ЭМИ, и много других вещей. Кроме того, он хорошо распределяет тепло. Так как площадь теплоотдачи увеличится, температура при той же мощности падает. Соответственно, его ресурс существенно вырастает.

На протяжении всего 2017 года мы писали заявки и пытались получить грант. Так вышло, что грант мы оформляли дольше, чем делали сам продукт. И держать его в кармане, мы, мол, его сделали, но нам показывать нельзя — это не разумно, поэтому мы начали коммерциализацию. Мы обошлись своими деньгами, которые мы заняли, и продукт мы уже запускаем.

Насколько я знаю, по прошлым вашим разработкам у вас высока доля НИОКРа. Вы не просто делаете новый продукт, вы же изобретаете полностью технологию и даже станки?

Как у нас, в основном, сейчас в России развивается производство: едут за границу, покупают станочную базу, видят технологию, привозят, устанавливают в каком-то помещении, лепят на нее лейбл и говорят — все, мы запустили новый продукт. А у нас все с самого нуля. Мы сперва придумали продукт, а потом возникла проблема как его делать. Нам пришлось делать весь цикл. Например, изначально мы хотели попробовать такой вариант как импортные технологии: рассматривали «Норцем», «Роботек». У них есть решение, такая «голова», которая термоклей выдавливает — цена на нее начинается от 6−8 миллионов рублей. У нас столько не было. Мы начали просто с нуля делать сами. Фактически это как происходит. Мы делаем НИОКР, придумываем идею, рисуем чертежи. Потом отдаем на аутсорс, вырезаем лазером, гнем, красим, привозим на производство, подбираем фурнитуру, редуктора, шестеренки, цепи и так далее. Потом — собираем. Где-то в половине случаев это все на помойку идет, потому что одно к другому не совсем подошло. Это очень большие вложения. Даже не столько железки стоят, сколько инженеры. Дальше нам для этого плоского греющего кабеля надо было подготовить ленты, сделать отдельный станок, который все это соберет в кучу. Там достаточно высокое давление — 8 атмосфер, высокие температуры, различные скорости, надо подобрать режимы, опять же за 2018 год мы только сырья испортили на экспериментах миллиона на два. У нас были случаи, когда мы клиентам отгружали продукцию, а потом забирали назад. Причем у нас методика, когда есть безусловная замена. Если есть малейшие признаки, что это наша проблема — мы заменяем продукт. Есть еще второй вариант, когда у клиента рука дрогнула и перфоратор соскочил, уронил что-то, нечайно повредил — мы меняем. Это клиенту очень нравится.

«Сколково» помогает с реализацией продукции?

Я вот не могу сказать: помогает или нет, но мы его обязаны даже по регламенту указывать. У нас на сайте везде «Участник Сколково», на коробках «Участник Сколково», на инструкции «Участник Сколково». Если мы не поставим — участие может досрочно прекратиться, так скажем.

Получается ли зайти в крупные сети? Мы понимаем, что все сейчас можно купить в интернете, и у вас на сайте, и у ваших продавцов это можно сделать, но есть же большие торговые центры, куда люди идут.

Мы пробовали начать сотрудничество с компанией «Леруа Мерлен». У них на сайте заявлено: «Мы ищем компании, которые бы производили продукт под нашим брендом». Соответственно, нас это очень привлекает, и мы пишем письмо: «Мы можем производить уникальный продукт, который превосходит практически все аналоги по совокупности качеств минимум на голову». От «Леруа Мерлен» приходит ответ: «Да, да, да… заполните еще одну анкету». Мы заполняем. Потом еще ответ, где написано заполните анкету в четыре раза длиннее. Хорошо, мы ее заполняем. А дальше приходит ответ: «Хорошо, мы рассмотрим вас при очередном выборе нового поставщика аналогичного продукта». То есть они не видят, что это отличается, что это интересно, что я готов это делать под вашим именем. Если мне загрузят производство — у меня будет больше денег для развития. Мне вот эта часть больше всего нравится. Соответственно, с «Леруа Мерлен» у нас все как-то замерзло. Сейчас есть вариант, когда мы со «Сколково» обсуждаем программу акселерации, когда они попробуют помочь нам прийти в какие-то сети. Есть вариант попробовать с другими сетями — «Икеа», например. «Икеа» не продает похожих продуктов, а продукт уникальный. Я могу поделиться, производить только под них, уйти с рынка самому и т. д. Это может быть интересно для многих сетей.

Как вы считаете, кто вам может помочь туда войти?

Честно говоря, я не очень жду такой помощи. Жизнь так устроена — чем больше ты стучишься в двери, то какая-нибудь рано или поздно откроется. Мы продолжаем стучаться. Надеюсь, что «Сколково» чем-то поможет. У нас адекватный куратор — Юрий Хаханов. Мне нравится с ним работать. Единственное, на мой взгляд, очень высокая нагрузка на него одного. Много резидентов к нему привязано. Нет возможности всем уделить должного внимания, но у нас есть представитель в Москве. Он мой партнер. Соответственно, это немного упрощает наши отношения, мы можем чаще общаться. Я надеюсь, что мы эту тему додавим, она интересна всем.

Из интересного что еще происходит — с тем же НПО «Автоматики» мы работаем. Третий год у нас жесткие контракты, у нас есть часть персонала, которая на 100 процентов загружена этой темой. Человек просто занимается изготовлением нагревателей для электровозов «Ласточка». Если это подходит для локомотивов «Ласточка», которые импортозаместили Siemens, то это характеризует качество нашего продукта. Недавно мы сделали нагреватель для приводов ворот. Эта проблема даже меня напрямую касается. Как только начинаются морозы от 25 градусов. Или одна часть ворот откроется, или обе откроются и не закроются уже. Это беда, потому что большая часть приводов итальянского производства. Они гарантируют, что при минус 20 градусов ворота еще будут работать, дальше — извините. Мы же ставим туда маленький нагреватель с управлением температуры + 5, +15 градусов. И нагерватель поддерживает эту температуру всю зиму. Соответственно, режим работы достаточно мягкий, ворота открываются и закрываются гарантировано.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы

Цитата дня

«Онлайн ТВ». LIVE

Читайте на 1obl.ru

В эфире ОТВ