Подписывайтесь
Сергей Гаврюшкин: «Сейчас нет дотошного понимания специфики интеллектуальной собственности»
Послушать

В сентябре в региональном отделении «Опоры России» создали комитет по защите интеллектуальной собственности. Какие вопросы он будет решить и почему это важно для предпринимателей, главный редактор «Business FM Челябинск» Андрей Фролов обсудил с руководителем комитета, юристом Сергеем Гаврюшкиным и директором «сколковской» компании «ПСО Проджект» Игорем Панасюком.

— Сергей, зачем был создан этот комитет? Это желание юристов или реалии нынешней экономики?
— Необходимость создания такого комитета продиктовало время. Чтобы как можно больше предпринимателей участвовали и понимали, что такое интеллектуальная собственность. Мы планируем заниматься и просвещением, и защитой предпринимателей. Кроме того, я думаю, у нас будет развит и законотворческий процесс, которого так не хватает нашей защите интеллектуальной собственности, потому что эта отрасль права еще слишком молода.

— То есть сейчас это выходит на более значимый уровень, когда в общественной организации создается комитет, который фактически занимается интеллектуальной собственностью. Вы действующий юрист. Вопрос к Игорю — что вас побудило обратиться к Сергею Гаврюшкину в «Опору России»?
— Мы столкнулись с очень нестандартной ситуацией, когда мы выиграли первую инстанцию, вторую инстанцию и на третьей инстанции нам сказали, что в судебном решении на страницах 4–5 указано, что товарный знак нарушался. Открываем эти страницы, и там нет такого текста. Его даже из этих букв составить нельзя. Когда третья инстанция вернула дело на повторное рассмотрение, первая инстанция и апелляция вынесли решение против меня, не обнаружив никаких новых фактов. И со ссылкой на эти страницы мы открыто заявляем суду, говорим, что такого текста там нет. Молчание. Говорим, просим зафиксировать в решении. Молчание. Мы говорим, а вы скажите, что я нарушил, потому что мне надо устранить ошибки. Молчание. То есть невозможно вынести решение, которое нельзя устранить.

— Сергей, получается так, что, несмотря на сложное название «права на интеллектуальную собственность», порой все упирается в нестандартные судебные решения?
— Я бы это назвал частной компетенцией судей. То есть один судья смотрит на эту ситуацию с одной стороны, другой — с другой стороны. Игорь Николаевич назвал третью инстанцию. На самом деле, третья инстанция — это суд по интеллектуальным правам. Мы ждали создания этого органа, он был создан в 2013 году. И мы ждали, что это будет гарант защиты прав. К сожалению, на примере этой организации у нас этого не получается. И мы, таким образом, хотим привлечь внимание к этой проблеме. Ребята, вы расскажите, что мы нарушили. Этого добиться мы пока не смогли.

— А такие суды есть во всех регионах? Смотрели ли вы, как рассматриваются подобные дела в других субъектах?
— В том то и парадокс этого дела, что параллельно у нас шло рассмотрение в суде Свердловской области по этой же самой аббревиатуре ПЛЭН. Там также суд первой инстанции мы проиграли, но суд второй и третьей инстанции мы выиграли на тех же самых доказательствах, которые есть в деле Арбитражного суда Челябинской области. Парадокс заключается еще и в том, что все наши дела одному и тому же судье попадали несколько раз. При этом все решения выносились не в нашу пользу.

— По одному и тому же вопросу в разных регионах разными судами принимаются разные решения?
— Да, и основаны они на одних и тех же доказательствах. Вот еще в чем парадокс. Один и тот же предмет рассмотрения и одинаковые доказательства.

— Сергей, вы, как юрист, чем можете объяснить, что каждый судья трактует по-своему те или иные вопросы? В нашей стране судебная практика по интеллектуальным правам пока еще не настолько развита?
— И этот нюанс присутствует. Я думаю, что это компетенция судебных органов. Здесь слишком много специфики и в ней мало, кто разбирается. Не то, что судьи неквалифицированные, нет. Просто нет дотошного понимания специфики интеллектуальной собственности. Что касается этого дела конкретно, здесь явно допущена судебная ошибка. Судом уже установлено, что ПЛЭН — это аббревиатура «Пленочный лучистый электронагреватель». Суд по интеллектуальным правам, отправляя на новое рассмотрение, говорит о том, что не может быть установлено в административном порядке. Но если это суд установил, то это не административный порядок. И эта судебная ошибка, по сути дела, коренная, переломная. Но можно поздравить Игоря Николаевича, что второе рассмотрение в суде по интеллектуальным правам будет у другого судьи. И нам очень хочется задать вопрос, как же так судья прочитал это постановление.

— Игорь, вам, как предпринимателю, насколько мешают в работе на свободном рынке проблемы с интеллектуальными правами?
Во-первых, это колоссальное количество денег. Сейчас по решению мне надо выплатить 500 тысяч рублей за то, что я не нарушал. Я был добропорядочным, я очень аккуратно отношусь к товарным знакам. Но есть нюанс: компания маленькая, мы занимаемся научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами. Это колоссальные деньги, время, и я вынужден тратить его на судебные тяжбы. Вместо того, чтобы развивать технологии, они реально интересные, я трачу свои время, силы и нервы на эту странную ситуацию.

— Сергей, для того, чтобы принимались более четкие и понятные решения, что нужно? Больше судов или чтобы предприниматели лучше разбирались в интеллектуальной собственности?
— Я думаю, и то, и другое. Самое главное, чтобы были очень четкие разъяснения высших судебных инстанций. В этом у нас есть проблема. И просвещение предпринимателей, безусловно, очень важно. Это то, чем мы будем заниматься в комитете «Опоры России». Маленький пример — любой предприниматель сегодня имеет свой интернет-сайт. А это уже объект интеллектуальной собственности. Как минимум, в этих вопросах предпринимателю нужно разбираться.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы