Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $65.57 +2.25
59.23 -0.05 69.8 +0.16
/ Леонид Вахрамеев: «Авторы не хотят, чтобы их контент закрывали, они просто хотят иметь с этого денежку»


В августе в силу вступил, так называемый, «Антипиратский закон», который предусматривает ответственность за распространение в сети нелегального контента. Что изменится, и по каким правилам мы теперь будем пользоваться Интернетом, БФМ74 рассказал председатель совета директоров компании «Интерсвязь» Леонид Вахрамеев.

Леонид, наверное, только ленивый сегодня не пользуется торрентами, чтобы скачать кино, музыку, книги. Теперь, получается, торренты вне закона?

Я бы даже сказал, даже ленивый ими пользуется. В общем то, да, нам послан некий сигнал о том, что торренты вне закона. Другое дело, будет этот закон действовать или не будет, это мы дальше разберём. Но сигнал послан чётко, что скачивать фильмы не хорошо, и появились некие правила игры.

Какое принципиальное новшество появилось?

Главное, что появились, так называемые, обеспечительные меры. То есть до иска, до предъявления материальных претензий появился механизм, который прописан в этом законе, по которому можно производить блокирование контента с авторскими правами. Это совершенно новая мера, которой раньше не было. Подавать иски на пиратов можно было всегда, эта часть не изменилась, а обеспечительные правила — это некие правила игры.

Получается, если сам владелец сайта не захотел убрать какой-то спорный контент, то до судебного процесса могут закрыть весь сайт или только ликвидировать ссылку?

Первым шагом закрывается та самая страничка или ссылка, то есть, очень узкая полоска в Интернете. Фильтруется доступ к этой конкретной страничке, на которой размещён либо объект авторских прав, либо ссылка на него, как в торрентах.

Дальше, когда начинается судебное разбирательство, что происходит с этой страничкой?

Блокирование или фильтрацию эти обеспечительные меры производят в течение 15 дней. За это время автору или представителю автора даётся право подать собственно иск. Если иск в течение 15 дней подан, идёт судебное разбирательство. Если иск не подан, потому что очень не просто это сделать, так как нужно некоторую сумму из чего-то исчислить, нужно понять на кого следует подавать иск. В последнем случае блокировка снимается, если же иск подается, то дело переходит в рассмотрение суда и фильтрация или блокировка остаётся до решения суда.

Сейчас уже есть сайты, которые закрыты на эти 15 дней?

По-моему, это две странички, конкретные ссылки на конкретные фильмы. Потому что правообладатели имеют права на определённый фильм, и эти самые авторы подают ходатайство о блокировании, а дальше срабатывает весь механизм.

Большинство людей воспринимают то, что сегодня торренты вне закона так, словно всё теперь закроется. На самом деле речь идёт о том, что сначала правообладатель должен заявить, что ему не нравится то, что пользуются его контентом, так ведь?

Помимо того, чтобы заявить, что ему это не нравится, он должен подтвердить свои авторские права некими документами. В Московский городской суд ходатайств было подано много, но единицы добились решения суда о блокировке, а все остальные не смогли законно подтвердить свои авторские права на тот контент, который они пытались защитить.

То есть за 15 дней это сделать сложновато?

Сейчас все пока учатся — и авторы, и суды, и хостинг-провайдеры. В принципе процесс идёт верный.

Правильно ли, что такое дело может рассматривать в первой инстанции только Московский городской суд? То есть, если нарушены чьи-то права в Челябинске, то до Москвы это ещё надо доехать?

В законе прописана странная такая вещь, первый раз подобный прецедент, что один единственный суд в Российской Федерации может рассматривать такие дела.

Это ведь затрудняет действие закона?

Все знают, откуда этот закон вырос. Была встреча с президентом, на которой, видимо, всё было оговорено. Скорее всего, большая часть авторских объединений расположена в Москве, видимо, у них уже накатана дорожка входов в Московский городской суд и скорее всего, они сами назвали именно эту инстанцию, потому что так захотели, и сказали, наверное, что остальная Россия куплена, возможно.

Это подвязано к тому, что Московский городской суд — арбитражный, и физическое лицо не может здесь фигурировать в роли ответчика или истца?

Я не думаю, что всё обусловлено этим. Это скорее следствие. Да, он арбитражный, поэтому претензии к физическим лицам не будут приниматься. Арбитражный суд всегда рассматривает споры между хозяйствующими субъектами, а когда одна из сторон — физическое лицо, то делом занимаются суды общей юрисдикции. Значит, если в законе прописан Московский городской суд, там невозможно будет принимать претензии к физическим лицам. С одной стороны, какое-то авторское сообщество, а с другой стороны, обязательно некое юридическое лицо. Если, допустим, некое физическое лицо имеет у себя восемь стоек серверов и раздаёт контент, то, как к физическому лицу, к нему по такому механизму претензии предъявить будет невозможно.

Что касается простых пользователей, мы все видели американские фильмы, где бывают моменты, когда люди начинают скачивать что-то в Интернете и к ним тут же вламываются, заковывают их в наручники, потому что они нарушили закон. У нас такое возможно или нет?

В рамках этого закона — нет. Дело в том, что закон о борьбе с нелегальным контентом в сети предполагает только лишь административную ответственность. Хотя, и есть контент — в первую очередь детская порнография, по которому предусмотрена уголовная ответственность. То есть, если кто-то будет раздавать такой контент, то это уже уголовная статья. К вам через окошко запрыгнут люди в масках, наручники наденут. Такое вполне возможно.

А если я просто сижу и скачиваю кино вечером, мне что-то может хотя бы в теории грозить?

По этому закону точно — нет. Здесь не может быть никаких страхов, пока не вступил в силу какой-нибудь следующий закон, скачивайте на здоровье, набивайте полный компьютер фильмами.

А если, допустим, беру чужой фильм и заливаю его в торрент?

Опять-таки на вас, как на физическое лицо, не подать иск. Если в этом контенте нет уголовных статей, то и претензии предъявить невозможно.

Обобщая всё, что мы с вами сказали, действовать-то закон вообще вряд ли будет. Учитывая препоны, которые сможет пройти только горячо жаждущий защитить свои авторские права, или нет?

Нет, действовать закон потихонечку начнёт, потому что какие-то правила должны быть на этом рынке. Когда правил вообще нет — это очень печально. Вы представляете себе, в связи с широким обсуждением, под каким давлением мы жили последние пять лет. Потому что для всех правоохранительных органов Интернет, в первую очередь, это провайдер, а то, что за провайдером находится огромный рынок хостинг-провайдеров и прочих всевозможных юридических и физических лиц, которые создают эти сайты, их поддерживают — это было непонятно. В течение нескольких последних лет к нам приходили всевозможные люди со всевозможными корочками и говорили: «Мне не нравится вот этой сайт — закройте его». Как закрыть? На основании чего? Всё это было не понятно. Года три назад было большое совещание общественников. Пригласили меня, именно как представителя провайдера, и сказали: «В Интернете много порнографии. Сделайте что-нибудь». После этого у нас появился детский Интернет как продукт. Сейчас есть некие правила игры. В законодательном поле появились слова «хостинг-провайдер», «контент-провайдер». Наконец то, до них дошло, как устроен Интернет, и что наносить удар только по оператору связи — это глупо. Поэтому появление закона — это хорошо, хоть какие-то правила игры. А что он будет дорабатываться — тоже уже понятно. На днях стало известно, что сто тысяч пользователей Рунета были против его принятия. Естественно его не отменят, будут просто дорабатывать, дотачивать.

Интересно, как вы выходили из ситуации, когда к вам обращались люди и просили некоторые сайты закрыть?

Это было очень неприятно, потому что приходит человек, который что-то понимает, так как он пользуется Интернетом, но из-за того, что он не понимает на кого давить, то начинает давить на нас. Сейчас же всё стало более ясно.

Вы как провайдер, по какой бумаге будете закрывать сайт или ссылку?

У нас есть федеральная инспекция — Роскомнадзор, которая специально заточена на операторов связи и телевизионные каналы. У них есть специальный раздел, где находится то, что нужно фильтровать. Делается это конечно не руками. Существует специальный робот, грубо говоря, который раз в день обращается на этот сайт, оттуда забирает перечень страниц, которые нужно фильтровать, вставляет их в фильтр и происходит фильтрация. Этот механизм уже отработан на предыдущем законе о детской порнографии. То есть, в принципе, происходит поэтапное, пошаговое развитие контроля за Интернетом. Сначала всех научили фильтровать. До вступления в силу закона о детской порнографии 99% операторов связи не умели фильтровать контент. После принятия закона пришлось научиться. Процентов десять так этому и не научились. Сейчас Роскомнадзор будет их учить или убирать с рынка. На следующем этапе стали учиться фильтровать разный контент. Следующий шаг — операторов сайтов и тех, кто представляет услуги в Интернете, потихонечку учат наводить порядок в Сети.

Что же дальше?

Все ведь понимаем, видим, что творится в мире, в арабских странах, например, понимаем, что Интернет стал неким политическим субъектом, стал играть большую роль именно на политическом поле. Сообщение в Сети о том, что завтра надо собраться в 11 часов на площади Тахрир, вроде, простая вещь для Интернета, но это сообщение даёт такой выхлоп, что на этой площади собирается 20 тысяч человек, берут плакаты в руки и начинают протестовать. В связи с этим понятно, что властям любой страны необходимо научиться контролировать Интернет. Не закрывать его ни в коем случае, потому что люди должны иметь некую развлекуху, затем чтобы вечером не собираться, не обсуждать какие-либо проблемы, а спокойно скачивать фильмы, общаться в социальных сетях, находить знакомых. Для этого Интернет и нужен, но он должен быть полностью контролируемым, потому что, если такое сообщение про площадь появляется, то чтобы не в 11 часов, а в 6 часов утра у каждой квартиры стояли правильные дядьки в касках, стучали в эту дверь и говорили: «Вы в 11 часов лучше не выходите на эту площадь». Этот механизм должен работать, он должен появиться. Самое главное, чтобы всё Интернет-сообщество научилось думать о национальной безопасности страны.

В конце разговора хотелось бы задать такой вопрос: торренты появились в разрезе истории совсем недавно и, на ваш взгляд, торренты — это зло или все-таки добро?

На мой взгляд, простого человека, конечно, — это добро. В принципе, ведь авторы не хотят чтобы их контент закрывали и не давали никому смотреть, они просто хотят иметь с этого какую-то денежку, для того чтобы завтра могли себе кусок хлеба купить. Диски умирают, как и вообще оффлайн-продажи, и появляется огромное количество бесплатного онлайн-контента, поэтому должна появиться некая модель монетизации этого контента, которая устроит всех. Например, Apple — некий огромный монстр, который подмял контент-производителей, сбив бешеные цены, до одного доллара. Когда контент-производители поняли, что поток денег-то в принципе хороший, эту модель приняли многие, и авторам стало на что жить. Вот такая модель должна сработать, и все прекрасно понимают, что халявы не бывает. Всё равно приходится платить, но платить много не хочется, тем более на входе. Когда мы покупаем билет в кино, идём на фильм, а потом понимаем, что лучше было на него не ходить. Если бы было наоборот, можно было бы сказать: «Вы сделали плохой контент, и я за него платить не буду». Тут масса проблем, но как я уже сказал, торренты — это хорошо, удобно, это даёт широченное поле выбора, но понятно, что через какое-то время мы будем за это платить.

Екатерина Палагнюк
Полина Пестрякова

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы