На Международном финансовом конгрессе руководитель Банка России Эльвира Набиуллина заявила о желании регулятора самостоятельно заниматься оздоровлением банков, о чём будет подготовлен соответствующий законопроект. Новость эта непосредственного отношения к конечным потребителям банковских услуг не имеет, но в очередной раз показывает решительный настрой регулятора в отношении финансовой системы страны



Суть идеи в следующем. Финансовое оздоровление или, по-научному, санация, это комплекс мер, применяемых в отношении тех банков, которые оказались «в сложной жизненной ситуации», но которые, по мнению регулятора, еще могут выполнять свои функции если им помочь, причём помочь материально. Поскольку помогать материально лучше всего за чужой счет, то функцию санации Банк России передавал другим кредитным организациям.

Этим «счастливчикам» вместе с комплексом проблем оздоравливаемого банка давалось еще и некоторое количество денег в качестве докапитализации на выполнение функций этого оздоровления. Выглядит справедливо. Кроме того, выходило так, что проблемный бизнес оставался в управлении коммерсантов, т. е. тех людей, чья работа заключается в зарабатывании денег и, таким образом, бизнес оставался бы бизнесом, управляемым самим же бизнесом.

Идея на практике сработала не совсем точно. По словам представителей ЦБ, банки, в чье управление переданы санируемые организации, слукавили и начали наполнять не вполне здоровых подопечных своим мусором, т. е.
не качественными активами. Выходит так, что, во-первых, оздоровления не происходит, и, во-вторых, деньги, выданные на оздоровление, пошли, мягко говоря, «не туда».

Решение данной проблемы у регулятора, как обычно, вышло радикальное и неожиданное — Банк России сам решил заняться санацией. В этом есть очевидные плюсы. Во-первых, процедура оздоровления с точки зрения принятия решений пойдет быстрее. Во-вторых, Банк России уверен в своей честности и неподкупности, и деньги, которые сам же даст на санацию, сам же и потратит как надо.

Недостатки такого пути также очевидны. Центробанк совместит в одном, собственном лице, функции лица, принимающего решение о финансовом оздоровлении, и лица, исполняющего обязанности финансового оздоровления. Через чур много полномочий для одной организации. Это как объединить в одном органе власть законодательную, судебную и исполнительную. Другой недостаток — функции оздоровления будет выполнять, по сути, чиновник, а не бизнесмен.

После осуществления процедуры санации «оздоровленный» банк предположительно будет продан Банком России. Слово «оздоровленный» не случайно взято в кавычки. Надо полагать, что, в понятии регулятора, чем здоровее банк, тем меньше рисков он на себя берет. Но ведь суть банковского бизнеса и состоит в принятии на себя риска, и чем выше этот риск, тем выше доходность бизнеса. Каким выйдет банк после оздоравливающих процедур регулятора, сейчас сказать сложно, но, скорее всего, абсолютно стерильная кредитная организация едва ли будет кому-то интересна как бизнес, и спрос на такую «конечную продукцию» едва ли будет высоким.

Фото:izvestia.ru


Читайте также:
— Bloomberg назвал российские отрасли, поднявшиеся на нефтяном кризисе