Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
93.44 -0.28 99.73 -0.95
Вячеслав Скворцов: «Есть рекомендации, как строить благотворительность, чтобы она приносила эффективность»
Послушать

Южноуральский бизнес все чаще становится социально-ориентированным и сотрудничает с благотворителями. Но у многих предпринимателей этот опыт вызывает недопонимание. Каким должно быть такое партнерство? Как выстроить эффективные отношения с некоммерческими организациями? Об этом продюсеру радио «Business FM Челябинск» Марии Полевщиковой рассказал председатель регионального отделения «Российского детского фонда» Вячеслав Скворцов.

— Вячеслав Николаевич, в России благотворительность в бизнесе и все еще не очень развита. Компании не всегда понимают, зачем это нужно и в чем выгода. Отсюда вопрос, действительно ли выгодно бизнесу поддерживать фонды? Почему?
— Те, кто сегодня понимают вопросы управления коллективами и создания благоприятной обстановки вокруг своего предприятия, считают, что надо заниматься благотворительностью. Это улучшение среды обитания бизнеса. Невозможно вести бизнес, когда рядом, допустим, преступное сообщество, либо где-то ребенок погибает от болезни или какие-то другие проблемы. Поэтому сейчас бизнес, особенно крупный, понял, что надо совершенствовать среду своего нахождения. В этом плане у нас уже отработаны все программы, и они утверждаются коллегиально. Я возглавляю отделение «Российского детского фонда». Все наши перечисления носят целевой характер. Просто так раздавать деньги — это безграмотно. Поэтому мы работаем согласованно, и есть научные рекомендации, как нужно строить благотворительность, чтобы она приносила эффективность.

— Каким должно быть в идеале партнерство бизнеса и благотворительных организаций?
— Прежде всего, нужно, чтобы интересы совпадали. Общественные организации, как правило, должны присутствовать в зоне работы предприятия. Допустим, если общественная организация работает в совершенно другой области, а предприятие здесь, то стыковки практически не бывает. Как правило, территориально интересы совпадают, и, самое главное, что работаем с теми семьями, которые вызывают интерес как у благотворителя, так и у самой общественной организации. По направлениям, чем занимается общественная организация, бизнес определяется и финансирует их. Это выгодно тем, что компания освобождается от некоторых налогов, работая через благотворительные, общественные организации. У нас в Челябинской области еще более значительно: государственная поддержка работает уже системно.


— На чем могут зарабатывать благотворительные фонды? Как они распоряжаются финансами? Есть ли какие-то правила?
— Во-первых, оговаривается, на что перечисляются благотворительные пожертвования. Благотворитель выбирает программу сам. Благотворительная организация или фонд только может рекомендовать, и в какой-то степени согласовывает так, чтобы это носило общий интерес. Конечно, навязывать друг другу никто не имеет права. Все происходит через соглашение, через устную договоренность. И все должно быть очень честно и прозрачно. Никаких личных интересов, корыстных не должно быть. Важно только то, что обязательно принесет пользу тому, кому помогают. Поэтому программы расписаны по 30 направлениям. У нас сейчас их даже больше. Мы их даем рекомендательно, на что можно потратить благотворительные пожертвования. Бизнес сам выбирает и видит какие-то болевые точки в местах его присутствия. Если разобраться, то сейчас практически все крупные предприятия работают по программам с фондами, с которыми заключили соглашения. Челябинское областное отделение «Российского детского фонда» имеет 32 программы. Мы их сейчас рекомендуем, и если приезжаем в какой-то город, муниципалитет, смотрим и говорим, где есть слабые места.

— Зачастую крупные предприятия могут сами создать свои фонды, либо берут на попечение такие организации. Как впоследствии бизнес может проконтролировать работу фондов? Как проследить, чтобы, например, на собственные нужды эти организации не тратили больше положенных 20%?
— Вы знаете, сейчас невозможно потратить более 20%, потому что все учитываются, все благотворительные организации проходят аудит. Есть финансовый отчет, есть баланс, который представляется. Он открытый, и все статьи расходов прописаны. Как правило, у организаций, которые себя уважают, расходы не превышают 10%. По нашему фонду мы укладываемся в 3%. Это и телефонные разговоры, и зарплата, и все, что связано с содержанием фонда. Это имидж. Некоторые организации видят, что мы 100% пожертвований тратим непосредственно на благотворительную программу. Тем более, если компании только начинают, мы понимаем, что благотворителю должно быть интересно, чтобы вся сумма пошла на благое дело. В этом все достаточно дифференцировано. Нет у нас сегодня крупных фондов, которые превышает более 10%. Как правило, крупные фонды укладываются в 4-5-6-7%. Например, фонд «Металлург». Представляете, там миллиард рублей. И, конечно, мы финансируем через фонд «Металлург», потому что там штат огромный, все отработано, буквально все до мельчайших подробностей прописано. И, конечно, мы следим за расходами, поскольку работаем совместно. Этот механизм совместной работы приводит к тому, что здесь совесть, справедливость, честность, порядочность. И не приведи Бог, чтобы какой-то рубль ушел на сторону. Даже зарплата у работника благотворительного фонда, как правило, очень скромная. Возьмите фонд «Родная». Баскова Наталья Александровна организовала его. Это фонд, который только тратит свою энергию, и работают они практически бесплатно. Они все отдают на благотворительность. Есть проверенные фонды, которые все делают очень честно.

Фото: Иван Сухоносов
Подписывайтесь на telegram-канал Bfm74.ru,
чтобы не пропустить новости и аналитику от экспертов
Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону +7-902-603-60-40

Это интересно

Последние материалы

«Онлайн ТВ». LIVE

Читайте на 1obl.ru

В эфире ОТВ