Подписывайтесь
/ Степан Фирстов: «Мы сегодня можем застраховать больницу, а не врача»

В чем причина такой инициативы, актуальна ли эта история для Челябинской области и может ли Южный Урал выступить пилотным регионом, рассказал член президиума общества врачей России Степан Фирстов.

Почему вообще заговорили о законопроекте и почему у нас система добровольного страхования профессиональных рисков не действует?

Мы сегодня можем застраховать больницу, потому что она субъект права, она тот, кто отвечает за все действия врачей. Врач в России сегодня — наемный работник. Если мы говорим о профессиональной страховке врача, мы спрашиваем — а чем он должен отвечать за свои профессиональные риски? Не разработаны критерии оценки, которые должно предоставить профсообщество. Это те критерии оценки, по которым наступают страховые случаи и заплатят страховые. Но самое главное — это правовой перекос, когда ты не можешь застраховать наемного работника, который по трудовому договору подчиняется своему работодателю. У нас иск подается не к врачу сейчас, а к организации. У нас лицензии на оказание медицинской деятельности получает юридическое лицо, а во всем мире ее получает врач. И этот большой правовой перекос запускает все наши, так сказать, коренные проблемы, которые есть сегодня в здравоохранении. Я все время сравниваю это с правами на вождение автомобилем, которые выданы самому автомобилю.

Страховщики готовы к принятию такого законопроекта? Есть ли деньги?

Здесь для них не деньги важны. Для них важны правила игры. Если будет понятно, они в эту историю пойдут, потому что это нормальная страховая ситуация и ее можно просчитать. Другой вопрос — кто сегодня из врачей будет готов отдать за это свои деньги? Либо его будет страховать юридическое лицо. В данном случае либо система медиации, то есть, досудебное урегулирование, либо, если дошло дело до суда, то ищут, на кого возложить ответственность. Но пациент, который стоит по другую сторону, как правило, не находит концов, из-за чего произошла та или иная ситуация.

Какая у нас ситуация в Челябинской области с врачебными ошибками? И часто ли с этим сталкиваются больницы?

Не больше, чем в других регионах. У нас неплохие врачи, мы абсолютно подготовлены на мировом уровне. Но в России сегодня абсолютно отсутствует профессиональное сообщество. Например, во всем мире существуют разные вариации выдачи врачу лицензии. Так, в Германии есть своя медицинская палата, которая и выдает врачу разрешение на работу, и его забирает. Государство вообще не участвует в его лицензировании. В Америке государство себя не отделяет и говорит, что мы вам выдаем эту лицензию, но за вами смотрит врачебное сообщество. У нас же его просто нет.

Некоторые эксперт сейчас говорят о том, чтобы врачи не допускали ошибок, они должны следовать определенному алгоритму действий в работе с пациентом. Этого можно добиться?

Есть очень много состояний, которые не в один алгоритм не укладываются. Потому что медицина испокон веков неточная и творческая наука. Врач — это человек, который обладает определенной медицинской документацией, но самое главное, он обладает клиническим опытом, который позволяет в своей голове держать очень много клинических случаев. К своей профессиональной компетенции он приходит, когда этих случаев очень много. И в тот момент, когда требуется помощь, он из головы достает все свои знания и оказывает эту помощь, рискуя. Самый большой специалист боится одного — врачебной ошибки. И он не знает, на каком этапе его профдеятельности эта ошибка произойдет. Можно сделать десять тысяч успешных операций, а на десять тысяч первой произойдет тромбоэмболия.

Будет ли принят этот законопроект и если да, то в каком виде? И может Челябинская область стать для него пилотом?

На сегодняшний день я, как член президиума общества врачей России, должен вам сказать, что в Челябинской области четыре года назад ассоциация травмотологов-ортопедов стала саморегулируемой. Это новый статус, по которому она отличается от любой другой, в том числе, и системой ответственности своих членов. Да, нам пока сложно исполнять 315 закон, потому что мы вернемся опять к тому, что врача нельзя застраховать. Но ничто не делалось сразу, сначала нужно было понять еще другую сторону. У нас врачи все разъединены между собой. Когда мы четыре года назад создали эту организацию, мы очень четко показали, что врачи стали приходить добровольно, сдавать взносы. Это первый шаг к тому, что врач сам захотел быть в профсообществе. Кроме того, мы пробуем механизмы, пускай это некая псевдостраховая ситуация, но у нас каждый застрахован.

Сколько потребуется лет, чтобы приблизиться к западной модели, когда главными фигурами остаются только врач и только пациент?

При всех достаточных условиях это 10−15 лет. Страна огромная, регионов много, и даже если в Челябинской области, как в пилотном регионе, все получится, и я в это верю, то транслировать на всю страну будет сложно. Слишком много особенностей. Например, федеральный закон гласит, что скорая должна приезжать к пациенту за 20 минут. А в некоторых регионах эти 20 минут равняются полутора суткам. При этом врачам говорят спасибо. Потому что мы настолько разные, и чтобы это все на всю страну заработало нужно очень много времени.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы