Подписывайтесь
Рафаил Рузбин: «Разделить мусор и просто его захоронить — это неправильно»
Послушать

Что мешает реализации мусорной реформы в Челябинске? Что нужно сделать, чтобы она началась? Сколько для этого нужно денег? На эти вопросы главного редактора радио «Business FM Челябинск» Андрея Фролова отвечает председатель совета директоров группы компаний АО «Втор-ком» Рафаил Рузбин.

— Рафаил Исмаилович, сколько лет ваша компания занимается переработкой мусора?
— Нашей компании практически 30 лет. Начинали с переработки текстильных вторичных ресурсов, потом вовлекли макулатуру, а дальше пластик. Развивая средства производства, мы выпускали из вторичных ресурсов полезную продукцию.

— Сейчас у вас несколько точек производства.
— Да, мы не так давно освоили площадку в индустриальном парке «Малая Сосновка», запустив там производство химического волокна. Это как раз переработка пластика и получение полиэфирного волокна. Также есть линии по выпуску волокна из полипропилена.

— Недавно в Совете Федерации прошли дни Челябинской области, где заместитель губернатора Сергей Сушков заявил, что единственный способ понижения тарифа для населения — это переход на раздельный сбор мусора. Возможно ли такое?
— Процесс очень сложный. Сразу не сказать, возможно ли снижение цены. Если рассматривать как комплексную систему, то это предусматривает, прежде всего, наличие более коротких транспортных плеч, более глубокую переработку и так далее. Тут вопрос достаточно сложный. Все зависит от технологии, от участия населения.

— Рафаил Исмаилович, скажите, реально ли можно понизить платежи населения, если, как вы говорите, создать комплексную систему сбора и переработки мусора?
— Я думаю, если и можно понизить, то чуть-чуть.

— Вице-губернатор еще сказал о том, что нужно создать инфраструктуру, а для этого нужны федеральные деньги. Каким образом у нас в области можно создавать комплексную систему переработки мусора?
— У нас есть очень хороший опыт на территории города Копейска. Мы в 2012 году запустили мусоросортировочную станцию. Мы сумели организовать раздельный сбор отходов. Собирали в два контейнера — то, что можно переработать, и то, что не годится к переработке, а только к захоронению. Мы пошли еще дальше, начали выпускать твердое вторичное топливо RDF — это альтернативное топливо для цементного завода. Но нам не хватило переработки органических отходов.

— В советское время их собирали для того, чтобы потом в качестве различных комбикормов использовать.
— Если говорить о советском времени, три десятилетия мы потеряли, можно сказать. Потому что в 70-80-х годах в Советском Союзе была достаточно мощно развита система по формированию раздельного сбора отходов.

— Да, сейчас трудно восстановить эту систему. Вы сказали про опыт Копейска, что в результате получилось?
— Мы все-таки добились достаточно высоких результатов. Ту задачу, которая на сегодняшний день ставится в национальном проекте, мы достигли по Копейскому городскому округу.

— Какой был процент переработки?
— Мы доходили где-то до уровня 40-50%. Половину мусора мы уже спокойно перерабатываем. Мы бы могли перерабатывать до 80%. Но единая тарифная система и сдержанные, так скажем, отношения по ценообразованию не позволило нам организовать переработку еще и органических отходов. Если бы мы делали этого, перерабатывалось бы до 80% всех отходов.

— Эти показатели уже довольно близки к западной системе переработки мусора.
— Идея нашего предприятия как раз и заключается в пути к нулевым отходам.

— Пока мы далеки от нулевых отходов. Чем закончилась работа в Копейске?
— Закончилась очень просто. Пришел региональный оператор. Мы лишились возможности вывозить отходы с 1 марта прошлого года. И с того же дня они практически все отходы, которые население рассортировывало, начали вывозить в одном мусоровозе. И, тем самым, все, что мы готовили, они одним днем полностью перечеркнули.

— За семь или восемь лет работы в Копейске вы приучили людей к раздельному сбору мусора или все-таки еще не приучили?
— Я считаю, что население очень активно и очень ответственно отнеслось к раздельному сбору отходов. Причем, многие не верили, приезжали, смотрели. У нас есть видеорепортажи, когда приезжали и смотрели, в какой бак, какая бабушка выносит, почему именно два пакета несут. Прошла достаточно большая подготовительная работа. Были плакаты, различные брошюры. Выезжали рассказывать в школы, детские сады.

— Что нужно сделать для того, чтобы возобновить эту систему не только в Копейске, но и в других городах Челябинской области?
— Нужны обязательно перерабатывающие мощности вторичных ресурсов. Это мы должны понимать. То есть, разделить мусор и просто его захоронить — это неправильно. Если мы разделяем, мы должны дальше всю цепочку выдержать. Это отдельный контейнер, это мусоросортировочная станция, это дальнейшая переработка отходов и получение какой-то продукции, которая будет востребована на рынке.

— Кто должен этим заниматься? Ваша компания, «Центр коммунального сервиса», власти или все вместе? Как это можно начать?
— На сегодняшний день ответственность лежит на министерстве экологии. Власти должны этот процесс организовать. Нужно сформировать территориальную схему. Все, что заложено в территориальную схему, в дальнейшем получает определенный результат.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы