Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
60.02 -0.15 60.05 +0.01
Павел Самсонов: «В бизнесе должно быть хорошо не только мне, но и партнеру»
Послушать

15 сентября в Челябинске состоится ежегодный правовой форум «Защита бизнеса-2022». Почему стоит прийти на встречу с экспертами и что полезного может узнать предприниматель о защите от ненадежных контрагентов, регулирующих органов и противозаконных бизнес-решений, ответственному редактору радио «Business FM Челябинск» Ивану Сухоносову рассказал соорганизатор форума, управляющий партнер консалтинговой компании «Ком-Юнити» Павел Самсонов.

— Павел, почему решили поддержать форум в Челябинске и будет ли интересна его тема представителям бизнеса?
— Я бы хотел сказать о том, как все это начиналось, какие цели ставились и на кого рассчитано мероприятие. Обсуждая некоторое время назад у костра с Евгением Ковалевым идею о том, что было бы неплохо провести мероприятие в Челябинске, мы сошлись на том, что вокруг нас в юридической среде огромное количество конференций, где юристы обсуждают с юристами какие-то юридические проблемы, и для внешнего слушателя сложно понять, о чем вообще говорят эти люди. И поэтому, когда мы думали о концепте юридического форума в Уральском регионе, мы решили, что это будет формат «юристы для бизнеса». И все, что мы будем обсуждать, будет связано с бизнес-рисками глазами юристов. Поэтому наш форум интересен не только юристам, но и собственникам, руководителям, топ-менеджерам, специалистам, которые работают с законом, — это финансисты, бухгалтеры, аудиторы, консультанты. Наша задача — сделать так, чтобы слушатели форума по итогу получили какой-то практический инструментарий.

— Расскажите о вашей сессии.
— Я являюсь модератором первой вводной сессии «Гражданско-правовые сделки». У нее также есть подназвание «Проблемы контрагента — мои проблемы». Цель первой сессии — погрузить наших слушателей в те риски, которые связаны с ведением бизнеса. Часть рисков, которые мы будем обсуждать, потом будут раскрыты и на других сессиях. Основной мотив нашей сессии и всего мероприятия — сейчас практика правоприменения такова, что в бизнесе должно быть хорошо не только мне, но и партнеру. Если у контрагента появляются проблемы, то часто они могут стать и моими. Об этом многие не задумываются, и мы до сих пор слышим такую фразу: «У меня документы все в порядке, я подписал с ним все акты, никаких претензий ко мне не было, чего теперь с меня спрашиваете?» А спрашивать могут налоги, имущество, обвинять в недобросовестной конкуренции, в нарушении антимонопольного законодательства. Сделка может породить внутрикорпоративный конфликт у контрагента. И это может сказаться и на нашем бизнесе.

— Можете привести примеры?
— Самый простой — это гражданско-правовые последствия сделки. Напомню, как начинается шапка любого договора: Иванов Иван Иванович, действующий на основании устава, с одной стороны, и Петров Петр Петрович, действующий на основании устава, с другой стороны. И подпись. Когда мы ставим подпись под фразой «действующий на основании устава» нашего контрагента, это означает, что те основания, на которых этот договор подписан, нам знаком, известен, мы с ним согласны. Но, к сожалению, часто стороны при подписании документов хоть и требуют уставы контрагента, но не понимают для чего. В уставе же могут быть разные ограничения: например, все сделки свыше 5 миллионов рублей необходимо заключать только при единогласном одобрении участников общества. Если вы одобрение не получили, а сделку подписали, потом один из участников может сказать, что сделка подписана в нарушение устава, и оспорить процесс сделки. Бывают случаи, что и заранее подобные костыли подкладывают для более выгодных условий. Конечно, вы можете быть уверены, что партнер так себя никогда не поведет. Но проходит год-два, и в компании меняется собственник, или она попадает в банкротство. И тут соблюдение корпоративной процедуры может быть инициировано другими людьми. Как еще сделка может принести проблем? Какая-то компания проводит распродажу по очень привлекательным ценам. Мы на радостях покупаем какое-то оборудование, а компания попадет в банкротство. Тогда арбитражный управляющий видит, что цена сделки ниже рыночной, и может начать оспаривать ее, забрать оборудование.

Что делать в такой ситуации?
— Срок давности по оспариванию сделок при банкротстве — три года с начала процедуры банкротства. Значит, сегодняшнюю сделку могут оспорить в 2025-м. Поэтому хочу донести очень важную мысль: наличие всех документов — не панацея. И во всех спорах и судах обращают внимание на то, как все происходило на самом деле, а не по документам. Думаю, это особенно актуально для претензий со стороны налоговых органов, когда вы сначала переводите контрагенту деньги, а потом выясняется, что он использует незаконные способы налоговой оптимизации. Могут прийти к вам. Вы говорите: «Да, я не проверил его численность и наличие ресурсов, но почему я должен это делать? Есть договор, акты, все сделано». Но налоговая и суд в ответ скажут: «Слушайте, вам дали эту цену только потому, что они не платили налоги. Вы тоже являетесь выгодоприобретателем. Нам все равно кто заплатит налог, его просто нужно заплатить».

— В программе указано, что вы также выступаете на сессии «Нематериальные активы».
— Мы будем рассказывать про бизнес-риски, вытекающие из работы с нематериальными правами и активами, и про ту проблему, с которой в последнее время часто сталкиваются наши клиенты. Это прямо большой бич. Предположим, кто-то вам пишет тексты на сайт, разрабатывает сайт, логотип, предлагает дизайнерские решения, проводит фотосессии персонала, опытных образцов, территории, делает буклеты. У вас есть программисты, которые создают отдельные блоки для вашего ПО, проектировщики лифтов, окон, мебели. По нашему опыту, в 90% случаев право на использование этих ресурсов либо вообще не оформляется, либо оформляется, но с большими нарушениями. Сейчас для многих будет большой сюрприз, но если наш сотрудник пишет программу, делает дизайн и так далее, то обычно максимум, что есть в организациях, — это фраза в трудовом договоре, что все созданное в рамках трудовых отношений принадлежит заказчику. Это, по сути, не защищает стороны, потому что в сфере нематериальных прав помимо трудового законодательства, регулирующего отношения между работодателем и работником, должны быть соблюдены еще условия, предусмотренные Гражданским кодексом: техническое задание, акт приема-передачи, а также отдельная оплата произведенного. Отсутствие этих пунктов может очень болезненно обернуться для организации. Такие примеры мы и будем обсуждать на сессии в том числе.

К сожалению, в сфере нематериальных активов мы столкнулись с такой проблемой нечистоплотного ведения юридического бизнеса, как патентные тролли. Это устойчивое выражение означает, что юрфирма, которая специализируется на нематериальных активах, занимается рейдерством и пиратством. Она находит компанию, которая что-то производит без должного оформления регистрации своих активов, регистрирует их на себя, и потом начинается долгое выкачивание денег из компании. Если вы произвели какой-то товар под каким-то брендом, продали его оптом, его перепродали мелким оптом, то правообладатель, который на себя зарегистрирует товарный знак, может прийти к производителю и по цепочке до конечного потребителя. У нас сейчас есть пример, где одна из московских компаний по такому пути пошла. Юрфирма взыскала с них 47 миллионов, и теперь у них — только вдумайтесь! — 30 исков ко всем компаниям, которые покупали этот товар.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы

«Онлайн ТВ». LIVE

В эфире ОТВ