Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
63.54 +0.1 66.36 +0.54
Игорь Панасюк: «Проектного финансирования для стартапов в России по определению нет»
Послушать

Что мешает предпринимателям развивать инновационные технологии, главный редактор «Business FM Челябинск» Андрей Фролов выяснял в беседе с владельцем и директором компании «ПСО Проджект», челябинским производителем электрических систем отопления Игорем Панасюком.

— Начался новый год, и мы беседуем с Игорем Панасюком о философских понятиях: что было бы хорошо изменить в нашей стране, чтобы предприниматели могли эффективнее работать? Начнем с финансовой системы. Игорь, у нас в стране есть такое понятие, как проектное финансирование?

— Этот термин известен людям, но в нашей стране практически запрещен.

— Запрещен законодательно или просто система такая, что не позволяет пользоваться этим инструментом?

— Смотря как подойти к вопросу. Если банк выдаст деньги на проектное финансирование, он выплатит очень большие резервы. То есть Центральный банк, так скажем, умышленно или по каким-то своим мотивам запрещает проектное финансирование. Фактически так законодательство наше построено, по непонятным мне причинам, хотя, может, и понятным, чтобы у нас финансирования не было. Хотите финансироваться? Берите за границей.

— Ну, не каждый предприниматель может взять деньги за границей. Получается, у нас только залоговое финансирование? Каким образом предприниматель может для, допустим, создания нового продукта взять деньги?

— Есть всякие методики по поддержке малого бизнеса Минэкономразвития РФ. Выделяются квоты, которые через определенный пул банков могут доставаться предпринимателям. Это все здорово, но, давайте, я подробно расскажу, как это было в моем случае.

С моим любимым Сбербанком я начал в январе общаться по поводу такого кредита. Он тогда был под 8,5% годовых, сейчас не знаю сколько. Мы договорились в январе, что буду оформлять банковский кредит, и начали работать. Формально финансирование выдает Минэкономразвития, оно его датирует, а банк берет процентов больше, видимо, ему государство доплачивает. И нюанс какой: они говорят, что нужен залог. У меня он есть, я заложил здание под это дело. И, вот, тут начинается самое интересное. Здание стоит определенную сумму. Банк уменьшает ее более чем в два раза. Ее может кому-то не хватать, но мне хватало. И длилась эта работа по оформлению кредита восемь месяцев — начали в январе, а получил я кредит в августе. Да, наслоился ковид. В мае как раз все было готово, и тут начался локдаун. Какие-то документы не успеваем делать, говорят: всё, начинаем сначала.

Следующий нюанс: если я дал залог, зачем изучать мою финансовую отчетность? «Почему у вас так долго нет движений по вот этому счету? Почему здесь такой большой остаток?». Начинаю рассказывать: я разрабатываю оборудование, оно разрабатывается следующим образом — что-то придумываю, покупаю, если не подошло, то бросаю на склад или сразу на помойку. И получается не очень хорошая отчетность.

Как обычно бизнес строится? Если, например, я что-то купил, наценил, перепродал, в пути что-то испортилось, столько-то пришло, столько-то вышло, и есть вот такой финансовый результат. Или ты подсмотрел какое-то оборудование из-за границы, внедрил здесь и начинаешь зарабатывать. Его настроили, бывают всякие нюансы — что-то сломалось, надо найти, доделать, работаем.

У меня не так, очень высокие риски. Я сначала придумал, как сделать сам продукт, потом технологию, чтобы было легко и просто, потом на каком станке лучше делать, создал нужное количество станков — и начинается поточная продукция. Станкостроение в разы сложнее, чем создание самого продукта. Это из пластилина не делается, а финансирования нет. У меня есть деньги, я их все вложил. Если не хватает, занимаю у друзей. Почему? Они мне больше верят, чем банк. Начинаю отрабатывать. Фактически у меня в какой-то момент куча идей, из-за отсутствия финансирования я их развивать не могу.

— Наверное, потому финансирования и нет, что банк не верит. Чем вы будете отвечать, если не будет залогового финансирования? Что в тюрьму сядете?

— Прекрасно. Вот у нас есть государство, Российская Федерация, которое заинтересовано, чтобы технологии развивались здесь. Вот, я живой человек, у меня есть активы — почему государству хотя бы иногда не рисковать и не предлагать, что оно может подписаться, если я неправильно потрачу деньги? Все должны понимать, что любую инновацию можно оценить. Но вы немного помогите, я потом это верну налогами и инвестициями.

— Самое главное — зарплатами и занятостью людей.

— Да, люди — это тоже отдельная история, потому что, опять же, это социальная напряженность и так далее. За прошлый год государство не смогло истратить несколько триллионов рублей. Есть такие структуры, как «Сколково», я их резидент. Но получить там грант на какие-то вещи нереально.

— Но кто-то же получает?

— Кто-то получает. Но, к сожалению, если я занимаюсь производством и развитием, это нереально. Мне нельзя в штате иметь такое количество людей, которые смогут все описать. Я же не знаю, завтра мне придет идея или послезавтра. Это творчество, которое может к чему-то привести, а может и не привести. И раз я чего-то добиваюсь, у меня появляется репутация. Но для банка, ее не может быть. Проектного финансирования для стартапов в России по определению нет.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы

«Онлайн ТВ». LIVE