Подписывайтесь
Евгений Гельфонд: «Мы с великим счастьем выходим на подмостки»
Послушать

Театр для человека, театр о человеке. В последнюю неделю февраля в Челябинске стартует международный фестиваль театрального искусства. Кто примет в нем участие и что увидят зрители, продюсеру радио «Business FM Челябинск» Юлии Нигматулиной рассказал организатор фестиваля «CHELоВЕК Театра», режиссер Нового художественного театра Евгений Гельфонд.

— 25 февраля в Челябинске открывается IX Международный фестиваль «Человек театра». Как он трансформировался за эти годы, каким он был и каким стал?
— Фестиваль в этом году состоится благодаря поддержке администрации Челябинска, Челябинской городской думы, управления культуры Челябинска, Союза театральных деятелей Челябинской области. Все-таки фестиваль живет, и Новый художественный театр в очередной раз его проводит. Конечно, в этом году многие фестивали просто свернулись, но мы все же смогли организовать свой. Понятно, что программа будет, в основном, российская, но будут интересные коллективы. Как он трансформировался за эти годы? У фестиваля появилась собственная публика — как профессиональное сообщество, так и зрительская аудитория. И эта аудитория большая, международная. Некоторые коллективы транслируют спектакли онлайн, много рассказывают, записывают критиков, которые активно обсуждают секреты актерского мастерства. Поэтому аудитория большая, фестиваль разросся. А если говорить, как он изменился. Я приехал из Нур-Султана (столица Казахстана — прим. ред.) с постановки. На нее приходили правительство республики и директора казахских театров. Они все прекрасно знают Челябинск по фестивалю «CHELоВЕК Театра». Это очень приятно. Я очень удивился, когда замминистра республики Казахстан сказал, что Челябинск — это «CHELоВЕК Театра». Действительно, Челябинск — театральный, я это точно знаю, и это подтверждают многие в разных странах и городах.

— Кто примет участие в фестивале в этом году?
— Мы условно назвали мероприятие «фестивалем друзей». Условия сложные, международная программа выпадает в этом году. Я надеюсь, что Казахстан все же к нам приедет, наши костанайские друзья. Есть возможность на автобусе переехать через границу, не надо авиаперевозок. Участниками будут коллективы, которые у нас были в прежние годы. Традиционно — пермский театр «У моста», Вологодский драматический театр, Игорь Ларин со своими моноспектаклями — это театр «Монплезир» из Санкт-Петербурга. Будут звезды фолк-рока Сергей Старостин и Татьяна Бондаренко, которые дважды стали нашими большими друзьями. Есть и новые участники — это Мытищинский театр драмы и комедии «Фэст» и Ирбитский драматический театр, который давно хотел попасть к нам. В этом году состоится презентация режиссерской лаборатории Национальной ассоциации драматургов, Москва — Самара. Будет и Лев Харламов, известный челябинцам по театру «Зоопарк». Он несколько раз был у нас на гастролях. Теперь привозит свой частный театральный проект, где он сам выступает как театральный руководитель. Покажут современную пьесу Шергина «Бежать». Конечно же, заявлен театр «Предел» из Скопина. Владимир и Ирина Дели, Михаил Сиворин как артист. Они приезжают к нам неоднократно, наши большие друзья. Замечательный театр, который уже полюбился в Челябинске. В общем, программа насыщенная, разная, интересная.

— Евгений Михайлович, вы, как режиссер и организатор фестиваля, чем руководствуетесь при отборе постановок?
— Руководствуюсь всегда одним и тем же. Интересны постановки, где художественная составляющая спектакля выражена через артиста. Мы собираемся здесь, поскольку фестиваль — это лаборатория. Мы разбираем методы работы с артистом, секреты работы с актером. Рассуждаем о наших профессиональных составляющих, о наших ключиках театрального дела именно с позиции работы с артистом. Только по этому принципу осуществляется отбор, поскольку, вы понимаете, в сегодняшних условиях все меньше и меньше связь между людьми. Мы проповедуем театр для человека, про человека, о человеке и через человека, а значит, через артиста. Вот принцип.

— Почему для фестиваля выбраны именно малые формы?
— Я не говорю, что в большой форме меньше работы с артистом. Наверное, ее там даже больше, но нам нужно выбрать то, где наиболее явно и очевидно можно рассмотреть процессы работы с актером.

— Насколько широко представлена современная драматургия?
— Я вообще понятия «современная» и «несовременная» драматургия не люблю. Поскольку это, в первую очередь, современные идеи. А драматургия может быть разной, и Шекспир может быть современным. И это многие доказывают в полной мере. Все-таки существуют понятия «живой» и «мертвый» театр. Вот это уже серьезно. Живое искусство мы видим на площадке или застывшую философию в застывшей форме — такое «мертворождение». Театр может быть разбавлен любыми техниками, любым 3D mapping, технологиями, но это будет мертвечина. Вот и все. Не будет живого человеческого чувства в театре, соответственно, живого контакта со зрителем. Если живой человеческий контакт есть, то это современно.

— Как в целом изменилась театральная жизнь Челябинска после весеннего локдауна 2020 года?
— Мне кажется, мы все соскучились. Артисты всех театров соскучились по работе, по творчеству. Для нас нет ничего хуже, чем сидеть дома. Любой творческий человек будет со мной солидарен. Мы изголодавшиеся и соскучившиеся выпрыгнули на подмостки. И пришел к нам такой же зритель, который хочет видеть живое творчество. Ведь всем уже так надоели эти зумы, онлайн-трансляции, уже сил нет все это смотреть и слушать. Поэтому зритель сейчас бежит в театр. Как только ему разрешили, он сразу валом повалил. И мы с великим счастьем выходим на подмостки.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы