Подписывайтесь
/ Дмитрий Закарлюкин: «Разделяйка» — это акция раздельного сбора мусора, праздник здравого смысла»
Послушать
00:00

Акции по сбору вторсырья проходят в Челябинске, Копейске, а с недавних пор и в Южноуральске. Основатель «Разделяйки» и экоактивист Дмитрий Закарлюкин рассказал о результатах работы проекта и отношении общества к переработке мусора.

Как прошел нынешний «Разделяйка фест»?

Было классно. Было много народу, гораздо больше, чем в прошлом году. И, я надеюсь, в будущем будет еще больше. Мы старались сделать праздник для себя, потому что «Разделяйка» — это уличная акция раздельного сбора мусора, которая проходит раз в месяц, и, по сути, это небольшой праздник здравого смысла. Это пространство и время, когда встречаются единомышленники, когда люди видят, что они не одни такие сумасшедшие, заморачиваются за этот мусор, моют пакетики, куда-то несут это, видят, что тысячи людей, таких же как они, приходят, видят, что все хорошо, они нормальные и это правильно.

Вы действительно спасли от свалки сто тонн отходов?

Гораздо больше.

Какие еще есть цифры, какие результаты за это время?

Если оперировать цифрами, то можно, на мой взгляд, к одной из самых главных цифр обратиться. Это количество типов собираемого сырья — больше двадцати пяти. Во многом больше, чем в других регионах России и даже за рубежом. Это очень хороший результат, очень крутой. Говорят, что у нас негде и нечего перерабатывать. Это бред полный. Двадцать пять типов отходов — это практически сорок пять процентов мусорной корзины, остальные сорок — сорок пять — пятьдесят пять — это органические отходы, и не перерабатываемые.

Если взять обычного жителя Челябинска, как его мотивировать на то, чтобы разделять и перерабатывать мусор, как ему объяснить, что это нужно? Потому что экологическая безопасность для многих — это абстрактное понятие.

Что значит, как мотивировать человека жить хорошо? Он либо делает это, либо не делает. Единственное, что мы своими проектами делаем — это создаем инфраструктуру для тех, кто хочет жить хорошо. И на самом деле, хорошая новость заключается в том, что, по-моему, восемьдесят пять процентов респондентов недавно ответили на опрос, готовы ли, хотели ли бы разделять отходы. Да, восемьдесят пять процентов готовы разделять отходы. И в этом нет уже не то чтобы ничего такого, это, на самом деле, необходимость. Потому что мусорный коллапс в Челябинске, мусорные коллапсы, которые происходят везде по стране, они показали тот объем отходов, который образуется, потому что раньше мы привыкли, что выбросили мусор, и он куда-то уехал, исчез, а он никуда не исчезает.

Если сконцентрироваться не только на «Разделяйке», а на ваших других ваших экологических проектах. За то время, сколько вы ими занимаетесь, какой-то отклик или какая-то возможность сотрудничества с администрацией либо минэкологии у вас была? И насколько это партнерство успешно?

Вы знаете, на самом деле, я стараюсь все свое взаимодействие строить не в конфронтации, а наоборот в сотрудничестве и взаимодействии. А как еще? Это система, в которой мы находимся, и не важно, кто находится в ее главе, она должна работать. И если есть то, чем я могу этой системе помочь стать лучше — мы это делаем. Были периоды, когда нас «гасили», так сказать, меня конкретно. Ассоциируя мою деятельность с какими-то моими политическими амбициями и так далее. Это глупости просто. Я изначально вообще из другой отрасли. Я из бизнеса пришел в общественную деятельность, потому что мне хотелось что-то изменить. А конкретно для меня все началось с уборок, и, видать, когда кто-то там, где-то увидел, что мы выводим по шесть тысяч человек на уборки, кому-то стало страшно. Почему только? Это второй вопрос. И какой-то период времени действительно не закрывались площадки.

А что сейчас?

Семь лет прошло с того момента, и все мои проекты — они позитивные, созидательные. И глядя на это можно, наверное, просто успокоиться, выдохнуть и сказать фуф, ладно. Тот же «Вещеворот». Мы собираем ненужную одежду от населения, сортируем, плохую перерабатываем, хорошую отдаем нуждающимся. И мы одеваем больше семи тысяч человек в год. По области у нас уже отделения в Челябинске, Магнитогорске, Сатке, Копейске. Мы решаем проблему бизнес-подходами, бизнес-методами. Не ходим с протянутой рукой, и не говорим помогите нам, помогите. Хотя, большинство инвестиций я стараюсь подтягивать именно из общества методом краудфандинга. Для нас, в первую очередь, это элемент вовлечения людей в тему. А во-вторых, элемент софинансирования, то есть, действительно, моих средств не хватает, чтобы все финансировать порой, и если проект какой-то интересный, новый, я предлагаю сообществу. Сообщество просто голосует рублем да, он нужен или нет, он не нужен.

Какие-то из проектов уже функционируют как бизнес-модель или хотя бы в обозримой перспективе можно будет на них зарабатывать?

Тема отходов достаточно легко монитизируема. Потому что это все вторсырье, и есть направления в моей деятельности, которые исключительно бизнесовые, не социальные.

Например?

Например, переработка органических отходов. Из них мы производим органическое удобрение. И в 2015 году я построил биогазовый комплекс. Как раз на пути строительства инфраструктуры «ноль отходов» появилось понимание того, что органические отходы, во-первых, составляют почти половину мусорной корзины, а это очень много. А во-вторых, если их отделить от всех остальных, то их будет гораздо проще перерабатывать. И процент извлечения вторсырья, не запачканного органическими отходами, не мокрыми, как все сейчас говорят, сухие дуальные сборы. Это глупости. Это будет два грязных потока, с которыми не понятно, что делать. И органика загрязненная и вторсырье тоже. Отделив органику, у нас останется во второй части на девяносто процентов перерабатываемое вторсырье.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы

Цитата дня

«Онлайн ТВ». LIVE

Читайте на 1obl.ru

В эфире ОТВ