Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
58.21 -0.68 60.39 -0.51
Алексей Овакимян: «Паниковать уже поздно. Нужно смотреть возможности»

Прошедшая неделя войдет в отечественную историю как время больших потрясений. Из-за военной спецоперации в Украине западные страны ввели беспрецедентные санкции в отношении российских финансовых институтов и компаний. Фондовый рынок рухнул, курсы валют взлетели вверх. Чтобы стабилизировать ситуацию, Мосбиржа закрыла торги, работу до сих пор не возобновили. Bfm74.ru поговорил с управляющим партнером ГК «Авуар» Алексеем Овакимяном и узнал, как санкции скажутся на экономике Челябинской области. А еще мы задали несколько чисто практических вопросов: как сохранить сбережения, скупать ли доллары, как вести себя малому бизнесу и инвесторам.

— Алексей Дмитриевич, наиболее мощно последние события сказались на российском фондовом рынке, который обвалился практически «в ноль». При этом в последние пару-тройку лет именно фондовый рынок стал площадкой для массовых инвестиций со стороны физических лиц, россияне открыли десятки миллионов брокерских и инвестиционных счетов, стали покупать акции. Не отвадит ли произошедшее россиян от фондового рынка? Что им сейчас делать?

— Здесь уже ничего не поделаешь. Выйти из активов, пусть и обесценившихся, сейчас, конечно, никто не может — торги остановлены. Остается ждать. Кого-то эта ситуация точно отвадит от рискованных операций. Многие ведь пытались не просто покупать акции, а торговать «с плечом», с помощью заемных средств.
Но в принципе, то, что рынок падает всегда, когда на него заходит большое количество непрофессиональных игроков, — это историческая закономерность, случавшаяся не раз. Фондовый рынок, конечно, будет реагировать, но, чтобы ловить эти реакции, надо понимать тренды, быть профессионалом. Хотя и среди них многие ошибаются. А уж обычный человек все равно что-нибудь купит на пике и продаст в самом низу. А здесь этот процесс наслоился на те события, что происходят сейчас.

Повторюсь, сейчас уже поздно паниковать. Многое зависит от того, что предпримет государство.

— Правительство России уже объявило, что выделит из Фонда национального благосостояния 1 трлн рублей на покупку акций российских компаний. Сыграет ли это?

— Это поможет амортизировать истерику на рынке. Даже учитывая, что это приведет к серьезному росту госучастия в активах. Думаю, пока этот триллион не дойдет на рынок, биржу не откроют. И, кстати, сделают из него три триллиона через пару месяцев.

Убежден, что в любом случае, когда бы события на востоке Украины не закончились, они в итоге закончатся, и это приведет к «отскоку» рынка со дна. Так бывает в любой кризис. Вспомните тот же 1998-й год, когда все писали, что «все пропало», но в итоге каждый раз происходит чудо, и наша экономика, наша промышленность начинает рост...

— Что делать обычным людям, которые не вложились в фондовый рынок, а просто хотят сохранить те сбережения, что у них есть?

— Прежде всего — успокоиться. Если у вас нет специального экономического образования, лучше отдать сбережения в банк и переждать. Благо вслед за Центробанком и коммерческие банки подняли ставки по депозитам до 20%, а то и больше. Суетиться точно не надо.

dc862a97967b2d2835aa41d87fa2f4ef.jpg

— А бежать в обменники банков покупать доллары сейчас не стоит?

— Если и покупать доллары, то делать это надо не в России. Посмотрите на цены в банках. Разница между покупкой и продажей — почти цена еще одного доллара. А вот в Казахстане или в Армении, например, этот спред между покупкой и продажей остался прежним, минимальным. Там и надо покупать. А здесь в панику лучше ничего не делать.

— А если не в доллар, не в евро, не в швейцарские франки и не в иену (США, Евросоюз, Швейцария и Япония объявили масштабные санкции в отношении России, в том числе касающиеся валютного регулирования, — прим. редакции) вкладываться? Какую валюту можно выбрать в качестве резервной?

— Юань — достаточно стабильная валюта. Но у Китая свой путь. Они сейчас борются с собственной капитализацией, следят, чтобы не происходили большие IPO, размещения акций. Правительство Китая делает все, чтобы их собственный фондовый рынок был в относительно плохом состоянии. Похоже, они попросту выжимают оттуда нерезидентов. Может быть, чтобы иностранные инвесторы не начали говорить им, как нужно жить.

Вообще в Китае другой подход к бизнесу, к инвестициям. И это надо учитывать. Меня они поразили в 2011 году. Когда я был чиновником (вице-губернатором Челябинкой области — прим. редакции), к нам в регион приехала делегация в поисках объектов и проектов для инвестиций. Мы предлагали им проекты, связанные с производством, но они отчего-то хотели инвестировать в полезные ископаемые. При этом надо понимать, что в полномочиях региона — грубо говоря, только щебень и песок. Все остальное — нефть, уголь, газ, металлы и так далее — в федеральном ведении. Китайцы заинтересовались щебнем. Говорят, мы знаем, что первые 20 лет это невыгодно, но нас интересуют полезные ископаемые в принципе. Горизонт планирования у китайцев такой, что для них 20 лет — не срок...

А если вернуться к тому, во что вложиться как в резерв — я бы посоветовал драгоценные металлы, прежде всего, в золото. К тому же и наше государство серьезно облегчило процесс вложения в него. Что же до валют — поймите, все они в силу многих причин так или иначе оценены не совсем справедливо. Но уж если решили вложиться в валюту принципиально, то повторюсь, покупать ее сейчас нужно не в российских банках.

— Как введенные санкции повлияют на экономику Челябинской области? Кто больше всего пострадает?

— Традиционно сильнее всего пострадают ритейл (розничная торговля) и исполнители госконтрактов. Госконтракты заключаются на жестких условиях, а по крупным проектам — на долгие сроки. Стоимость стройматериалов, например, стремительно растет. Что касается ритейла, то он сильно зависит от импорта, и из-за санкций будут большие проблемы с поставками и ростом цен. Плюс посмотрите, сколько торговых марок просто покинули наш рынок.

— Что будет с нашим экспортом в связи с санкциями? Челябинскую область это должно сильно волновать, ведь та же металлургия — отрасль, ориентированная на экспорт. В прошлом году наши промышленники отчитались о рекордных прибылях. В связи с этим и налогов в бюджет они перечислили рекордный объем. Теперь придется затянуть пояса?

— В Челябинской области металлургия всегда была ориентирована на Азию, а она пока не выставляет нам никаких преград. У «Северстали» и НЛМК хуже ситуация, потому что они были всегда ориентированы на Европу. А вот «наши» ММК и РМК работают с азиатскими каналами. С Европой работает ЧЭМК, и то больше для финансового планирования. У них американские и швейцарские трейдеры. Но ЧЭМК — без пяти минут монополист по ферросплавам, и они выкрутятся. У «Магнезита» тоже монопольная позиция по своей продукции. Ашинский метзавод ориентирован на внутренний рынок. Да и государство экспорт, скорее всего, максимально поддержит, он же обеспечивает приток валюты в страну. За металлургов я вообще не переживаю.

2b105ed0b45e44f1305be3a81fb1c1a0.jpg

— А что насчет машиностроения?

— Машиностроение может забуксовать из-за комплектующих на какое-то время. Придется выстраивать новые логистические цепочки поставки запчастей, которые шли, например, из Германии.

А вот с рынком сбыта у нашего машиностроения, традиционно крепко завязанного на гособоронзаказ, проблем не будет. Минобороны обеспечит эту отрасль своими потребностями. Да, комплектующие, конечно, подорожают, но ничего действительно критичного с нашими машиностроителями не произойдет.

— А горнодобывающая промышленность?

— Я знаю угольные компании, которые раньше думали, кому продаваться, а теперь думают, кого покупать. Медь на ура идет, с золотом тоже все хорошо. На золото, кстати, никто никакие санкции не объявлял никогда. У наших горнодобытчиков другая проблема — куда деньги инвестировать, потому что инвестировать внутри страны особо некуда...

— Что будет с сельским хозяйством?

— Я беседовал недавно с одним нашим крупным сельхозпроизводителем. Если раньше ему приходилось прикладывать усилия, чтобы сети взяли его продукцию, то теперь он сетям грузит товар только по 100%-ной предоплате и цены устанавливает сам. Сетям, в условиях ограничения импорта выбирать не из чего. Они будут брать продукцию по любой цене. А вообще надо помнить, что именно Россия, например, основной экспортер зерна в мире. Значительная часть этих объемов уходит в Египет. А все, что не купит Египет, заберет Китай...

— Рынок недвижимости находится в шоковом состоянии. Застройщики либо остановили продажи, либо начали задирать цены. С одной стороны ипотека подорожала, с другой — стройматериалы. Как будет развиваться ситуация?

— Я думаю, что правительство, как и фондовый рынок, поддержит ипотеку. Будут программы не под 20%. Сейчас рынок недвижимости — потребительский. А покупательская способность населения падает. Правительство заинтересовано, чтобы застройщики не рухнули, хотя бы и потому, что в этом случае будет множество обманутых дольщиков, а это уже политическая проблема. Я полагаю, власти приложат усилия, чтобы сохранить льготную ипотеку, а застройщикам этой меры поддержки будет достаточно. Главное — сохранить спрос.

— Что можно посоветовать инвесторам и застройщикам, которых кризис «поймал» в активной фазе реализации проекта? Завершать любыми силами или заморозить и занять выжидательную позицию?

— Завершать придется в любом случае. Недвижимость может стать одним из немногих средств инвестиций. То, что не купит население, возьмут инвесторы, чтобы в спокойное время можно было перепродать.

19eea4cc5f39f70f9b8e7b5274ec447a.jpg

— Что бы вы посоветовали тем предпринимателям, которые ведут небольшой бизнес?

— Надо смотреть на фондовые рынки. Объясню почему. Дело в том, что процессы там часто с лагом в несколько месяцев предвосхищают то, что будет происходить в реальной экономике. Именно там, на фондовом рынке, первым делом «льется кровь». Надеюсь, он стабилизируется в марте, и потом начнет расти.

К этому времени в экономике начнутся проблемы. К апрелю у потребителей кончатся деньги, а кредиты будут слишком дорогими. Спрос резко упадет. Я бы как бизнесмен взял каникулы на месяц. Сохранил бы сейчас все, что можно сохранить. А потом — нужно смотреть, какая в итоге будет точка равновесия. А от нее — и какие будут возможности. А они, конечно же, будут.

— Ни одну санкцию с 2014 года, наложенную на нашу страну, еще не отменили. Сколько лет эти ограничения и их последствия будут оказывать влияние на экономику России?

— Санкции — это навсегда. Теперь это наша новая реальность. Произошло разделение мира на европейский и азиатский. Европейский мир с Россией больше сотрудничать не будет. Россия выбрала свой путь. Мы теперь часть азиатского мира, который для нас санкции не вводил. Мы теперь будем дружить с Китаем и его сателлитами, жить в этой системе ценностей. Европа отрезана. Так незаметно произошла мировая революция.

— Ваша компания делала стратегию-2035 для Челябинской области. Ситуацию, которая сейчас разворачивается, нельзя было представить даже в самых пессимистичных сценариях?

— Насколько я знаю, региональный Минэкономразвития сейчас корректирует эту стратегию, и там в целом изменения чисто косметические. Она не особенно поменяется. Главная линия нашей стратегии — борьба за умы. Мы должны привезти нормальных преподавателей и сделать образование, которое бы позволило сохранить региону человеческий капитал. При соблюдении этого условия нам не были бы страшны никакие санкции.

Статистика — такая наука, что если ты прогнозируешь на три года, то обязательно ошибешься, а вот если на 30 лет, то непременно попадешь в точку. Долгосрочные прогнозы оказались удивительно точными.

— Какие меры поддержки бизнеса со стороны государства сейчас были бы самыми эффективными?

— Те меры поддержки, которые правительство предложило для IT-компаний — это очень правильный шаг. Для нас эта отрасль очень перспективна. Сейчас российские программисты находятся в раздумьях — уехать или остаться. Им нужно предложить условия, которые убедили бы их развиваться в России.

Во всем остальном я сторонник того, чтобы поддержать покупателя, а не продавца и удешевить кредиты. Если у нас будет платежеспособный спрос и дешевые деньги, никакие налоговые льготы не нужны. У нас налоговая нагрузка в сравнении с европейскими странами терпимая.

Многие меры поддержки, которые были опробованы во время пандемии, были эффективными. Имеет смысл продлить их действие. Например, наша ФНС научилась давать субсидии пострадавшим отраслям, и сделано это было очень удобно. Все можно было сделать онлайн на сайте. Нужно уменьшить бюрократическую волокиту с господдержкой проектов, с поиском этих проектов.

Знаете, я ведь как предприниматель практически не помню времен, когда у нас не было какого-нибудь, да кризиса, или его последствий. Распад СССР, начало 90-х, 1998-й, 2004-й, 2008-й, 2014-й, пандемия, теперь санкции. Для меня, как и для почти всех наших предпринимателей, работа в условиях кризиса — норма. И каждый раз наш бизнес, наша экономика, наша страна все эти неприятности преодолевали. Уверен, что и на этот раз будет точно так же.



Дмитрий Моргулес, Карина Кальярова

Фото: Андрей Ткаченко, «Челябинский обзор»
Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы

«Онлайн ТВ». LIVE

В эфире ОТВ