На Южном Урале объявлен международный конкурс Archchel-2016. Архитекторам и дизайнерам предлагают придумать, как будет выглядеть набережная реки Миасс в центре областного центра, а также представить проекты конгресс-холла и аэропорта. Что Челябинску даст этот конкурс, рассуждает директор группы компаний "Элефант" Михаил Смирнов.

Одним из этапов подготовки к саммитам ШОС и БРИКС стал уже объявленный международный архитектурный конкурс ArchChel-2016. Известные архитекторы мирового значения в жюри, призовой фонд в 7 миллионов рублей. Очень серьезный масштаб. Лично Вы что ожидаете от этого конкурса, от его итогов?

В первую очередь сам конкурс для Челябинска - явление абсолютно уникальное. Ни разу в Челябинске на таком уровне мероприятия не проводились. В рамках конкурса есть программа, да и помимо нее в конкурсе есть много всего. Мы впервые за свою историю сможем сверить часы с какими-то тенденциями, общеевропейскими или даже мировыми. Это будет зависеть и от жюри и от количества участников. Я думаю, что оргкомитет сделает все для того, чтобы набор участников был самый достойный.

Вы обмолвились о том, что будет много интересного прямо внутри конкурса. О чем речь?


Самая первая задача, которую мы уже постепенно достигаем - поднять интерес к этому вопросу вообще в регионе и в архитектурной среде в частности. Я думаю, что нам удастся провести студенческий конкурс, это будет мероприятие, скорее всего, в формате ворк-шоп, то есть очень короткий конкурс в сентябре. Во время самого конкурса, пока мы будем собирать работы, будем опубликован вал информации, я очень надеюсь, что будет обсуждаться и нынешнее положение дел в архитектуре Челябинска, положение с благоустройством. Я думаю, что выскажут свое мнение профессиональные сообщества - и строители, и архитекторы. Вот эти "боковые течения", которые неминуемо возникнут во время конкурса, не менее важны, чем сами итоги. Я бы не обольщался по поводу того, что конкурс решит вообще все проблемы. В самом начале нужно выдвинуть концепцию - как может выглядеть Челябинск в обозримом будущем. Вот это главная задача, а как это будет реализовано - это следующая задача. Насколько мы готовы меняться, насколько мы смелые, насколько мы готовы диктовать застройщикам нашу волю.

Мое субъективное мнение - беда Челябинска последних лет в том, что Челябинском руководили строители. Вячеслав Михайлович Тарасов по образованию строитель, как и Михаил Валериевич Юревич. Это достаточно жесткая корпоративная культура, а когда строительство идет перед архитектором - мы получаем то, что получаем. Это неправильный процесс, его сегодня нужно менять, нужно ставить лошадь перед телегой.

Известно, что и у вас есть проект сквера искусств. Он планируется в рамках набережной. Расскажите о нем, есть какая-то "бронь" для него в будущем?

Проект сквера искусств - это очень сложная история и для города, я думаю, он очень важен. В нем очень много составляющих. В основе музея находится два безусловно уникальных исторических здания. Это дом Колбина и первая челябинская электростанция. Они знаковые для города, интересные в плане архитектуры, там очень много всего происходило. Во-вторых, это территория перед этими зданиями. Уже принято решение, что в зданиях будут расположены музеи - фонд музея искусств и музей театра. В центре города появляется рекреационная зона, не занятая какими-то непонятными сооружениями. Там могут быть какие-то выставочные мероприятия, там может проходить какая-то культурная программа. Это вторая часть этого сквера. Есть довольно большая территория, как вы верно отметили, которая прилегает к набережной. Все эти вещи входят в комплексный проект, они с одной стороны завязаны, а с другой, они проектируются в разное время разными людьми, со временем они должны сложиться в единую картинку.\

Татьяна Шабурова