Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $51.23 -2.7
56.07 -0.2 63.01 +0.09

Депутат Госдумы рассказал, как спасти моногорода в условиях кризиса и почему рыночная экономика «не работает».


Градообразующее предприятие Нязепетровска - крановый завод - получило контракт на 100 миллионов рублей на поставку оборудования для строительства стадиона в Калининграде к Чемпионату мира по футболу. Что теперь изменится в Нязепетровске и как выбираться из кризиса другим моногородам, BFM74 рассказал депутат Госдумы от Челябинской области Владимир Бурматов.

Что дал Нязепетровскому заводу и городу новый контракт?

Самое главное - это уверенность, что сейчас завод не остановится. Мы помним ситуацию 2008-2009 годов, когда производство встало, начались массовые сокращения, и Нязепетровск был официально признан одной из двух самых депрессивных территорий России. Нязепетровск - это моногород, и там в случае сокращения людям тяжело найти другую работу. Поэтому мы сначала для Нязепетровска добились того, что завод в пять регионов страны поставил краны на условиях аренды, а после предприятие получило большой контракт на 117 миллионов рублей. Это позволит избежать сокращений и нормально работать. Надо дальше заниматься этой ситуацией. И мы видим два перспективных направления. Первое - это строительство Керченского моста, где нужны очень сложные краны. И сейчас наши челябинские специалисты уже занимаются проектированием. Мы здесь рассчитываем успеть быстрее всех и помочь Нязепетровску получить этот контракт. А второй момент - это строительство объектов атомных электростанций для предприятий «Росатома». Это тоже очень большой заказ, там нужны особые краны, которые сейчас проектируются.

Получается, кризис для Нязепетровского кранового завода закончился?

Скажем так, проектов «Росатома» и работы в Керчи хватит, чтобы на несколько лет загрузить завод. А там, глядишь, мы этот кризис преодолеем. У завода прежде-то таких проблем не было. Сейчас же рынки сбыта схлопываются, остаются только мегастройки, на которых, как правило, стоит импортная техника. Меня в этой ситуации больше всего волнует, что под разговоры об импортозамещении у нас везде стоят австрийские, немецкие краны, а российских нет. И олимпийские объекты в Сочи, и стройка к универсиаде в Казани - везде работала импортная техника. При этом все говорят, что южноуральские краны по качеству лучше, а по цене дешевле любых зарубежных аналогов. Может, у нас просто недальновидные производители, которые не закладывают коррупционную составляющую в стоимость своей техники. Потому что те же китайцы, мое предположение, за взятку поставили свои краны на ростовский стадион, где должна была стоять нязепетровская техника, соответствующий контракт с южноуральским заводом, выигравшим конкурс, уже был заключен.

Проблему с Нязепетровским заводом решили, но это не единственный моногород на Южном Урале. Что делать остальным предприятиям?

Универсальный рецепт - это перестать быть моногородом. То есть создавать еще одно производство в сфере, которая никак не связана с базовой. Так пытается из кризиса выйти Аша. В этом моногороде на металлургическом предприятии начались проблемы после того, как были введены санкции и закрылись рынки сбыта. И в Аше сейчас пытаются развивать сельское хозяйство, чтобы создать параллельную сферу, куда могла бы перейти часть сокращенного на заводе персонала. Панацея это или нет, я не знаю. Потому что, во-первых, потребуется много времени, чтобы развернуть сельское хозяйство. Во-вторых, неизвестно, насколько успешным производителем они будут. Мне кажется, что все-таки надо сохранять специфику территории и накачивать ее заказами, как мы делаем с Нязепетровском. У нас действительно не один моногород, но и депутат Госдумы не один. Вообще это функция депутатов - продвигать территории, регионы.

Я думала, продвигать себя - это функция предприятия, которое как субъект экономики должно отвечать за свою позицию на рынке.

В любой стране парламентарии лоббируют интересы своих регионов. Для этого нас и избирают. Я же продвигаю не конкретное предприятие, я защищаю моногород, где живут тысячи людей, которые работают на предприятии. То есть мы конкурируем с другими регионами и другими странами. Я подключился к этому вопросу, поскольку Нязепетровск находится в моем избирательном округе и вся история началась с того, что ко мне обратились 300 человек из этого города и сказали, что им скоро будет нечего есть.

В таком случае странная рыночная экономика у нас получается.

У нас нет рыночной экономики. Ее вообще нигде нет, это миф. И любое государство, будь то Австрия, США или Китай, занимается политикой протекционизма. Попробуйте туда поставить на государственную стройку российские краны, никогда это не получится. А иностранцы лезут к нам. И лезут весьма успешно. Нам надо просто активнее защищать интересы собственных производителей, продвигать их и заниматься той же самой политикой протекционизма.

Юлия Ткаченко

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Последние материалы