Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $48.17 +0.22
56.99 +0.4 64.15 +0.43



До старта Олимпийских Игр в Сочи остаются считанные дни. На эту Олимпиаду Челябинская область выставляет небывалое доселе количество спортсменов — сразу 17 человек. Это хоккеисты, хоккеистки, конькобежцы и горнолыжники. Кроме спортсменов в олимпийский Сочи поедет огромное количество людей, которые на Играх будут не выступать, а работать. В частности, делегация судей «Уральской молнии». Заместитель директора дворца «Уральская молния», судья международной категории Анатолий Борисов перед отъездом на Олимпиаду рассказал Екатерине Палагнюк обо всех тонкостях своей профессии.

Анатолий Яковлевич, я знаю, что вы уже были на «Адлер-Арене», где будут проходить забеги олимпийцев.

Да, больше года назад с нами были заключены договоры на судейство этих соревнований. Прошёл ряд тестовых состязаний — чемпионат России, чемпионат мира, где притиралась судейская бригада, которая будет работать на Играх. В самом Адлере нет профессиональных работников ладовой арены, нет и судейской бригады. Вся она собрана из представителей разных годов России. В Сочи будет работать 51 человек, из них 8 — иностранцы, остальные россияне. Костяк судейской бригады составляют челябинские судьи.

Это связано с большим опытом, который есть у челябинцев? В частности, в 2010 году у нас проходил этап Кубка мира.

Как только открылась «Уральская молния», была сформирована судейская бригада, причём так, чтобы «не отходя от кассы» можно было судить соревнования любого ранга. Это не только этап Кубка Мира, который проходил у нас, это и выездные соревнования, которые мы часто обслуживаем.

Чем лично вы будете заниматься в Сочи?

Решено, что я буду старшим хронометристом — «таймкипером», хранителем времени. Нас 8 человек, мы будем засекать время ручными хронометрами и проверять, точно ли идут электронные часы. Если электроника подведёт, мы будем уточнять время и вносить его в официальный протокол.

Вторая бригада будет следить за правильностью прохождения дистанции. Судья стоит на повороте, следит, чтобы спортсмен не «срезал» дистанцию. Ещё одна точка контроля — на переходе, судья следит за правильностью смены дорожек. Стоит наш специалист и на финишной линии, смотрит на правильность финиширования. Есть группа стартёров: главным в ней назначен иностранец (по правилам олимпийских игр, некоторые судьи, в частности, стартёры, не могут быть из страны-хозяйки Олимпиады), а помощники — наши. Будут и судьи с флажками, которые в случае фальстарта преградят путь спортсменам.

Спорт — это всегда нервы, даже когда просто смотришь соревнования по телевизору. Часто ли бывают фальстарты?

Всегда. Всё, конечно, зависит от психологического состояния спортсмена. Но жажда победы столь высока, что каждый хочет сократить хоть немного — те самые доли секунды, которые так часто отделяют участников соревнований друг от друга. На дистанции в 500 метров, вы убедитесь, между победителем и спортсменами первой десятки будут не десятые, а сотые доли секунды. Сейчас неофициально, но учитываются и тысячные доли. И когда несколько спортсменов укладываются в одну сотую долю секунды, то неофициально, за протоколом, смотрятся эти тысячные и спортсмены расставляются по местам.

Считается, что с течением времени многие виды спорта существенно «выросли» в скоростях. Причины тому — достижения науки, новые методики подготовки спортсменов, новые материалы, из которых шьётся экипировка. В конькобежном спорте тоже есть такая динамика?

Конечно! Буквально лет 10–15 назад появился новый тип конька — клап-скейты, клапы. Это коньки, у которых отрывается пятка — так увеличивается длина толчка конькобежца. От этого сразу увеличивается скорость. Второе — конькобежный спорт ушёл «по крышу». Уже нет ветра, зато есть более благоприятные условия для спортсменов: температура льда минус 5–6 градусов, температура воздуха. Существуют строгие регламенты: на высоте в 1 метр ото льда температура должна быть +10 градусов. Всё это тоже обеспечивает прирост скорости. А сам лёд? Ведь сейчас он не простой, а поляризованный. Специальными добавками обеспечивается поляризация молекул воды, и это тоже обеспечивает лёгкость скольжения. Вот вам снова прирост скорости!

Сейчас у спортсменов очень современная экипировка. Те шерстяные костюмы, в которых я сам когда-то бегал, заменились на эластичные, «резиновые». Порядка 50% сил конькобежца тратится на преодоление сопротивления воздуха, а эти костюмы придают телу обтекаемость, улучшают аэродинамику. Кроме того, отдельные части экипировки спортсмена имеют разную сопротивляемость. Какую-то часть тела они поджимают, какую-то расслабляют, и всё это влияет на увеличение скорости. Каждый раз появляются и новые параметры. Единственное, что до сих пор запрещено, и я думаю, всегда будет запрещено — это подогрев лезвия конька. Нагреваем лезвие, лёд плавится, и обеспечивается наименьшее сопротивление конька, спортсмен бежит «как по маслу». Так делать, конечно, нельзя.

Если не брать в расчёт допинг, где ещё в конькобежном спорте можно смухлевать?

Боюсь, что смухлевать в коньках уже негде. Но есть нюансы. Размер конькобежной дорожки — 400 метров. Причём, он определяется в 50-ти сантиметрах от радиуса поворота. И если спортсмен бежит как можно ближе к бровке, то он сокращает дистанцию. Это разрешено до линии, которая очерчена. А если ты за линию заехал, там стоят специальные маркёры. Сбил маркёр — значит, нарушил. Не сбил — молодец, сократив дистанцию, ты остался в рамках правил.

Как часто заливается лёд во время соревнований? Бывая в «Уральской молнии», знаю, что на массовых катаниях лёд уже через полчаса становится сильно изрезан!

На соревнованиях, как правило, заливка льда происходит каждые 30–40 минут работы. На спринтерских дистанциях стараются делать это через 17–20 пар, потому что там спортсмены сильнее отталкиваются и режут лёд. Нужно ведь ещё время, чтобы лёд успел замёрзнуть!

То, что происходит на массовых катаниях — это издержки производства. Потому что очень много людей, значительно больше норматива. И мы не можем обеспечивать разную температуру и для спортсменов, и для любителей катания, холодильные машины не позволяют так часто менять температуру. Всё-таки главное для нас — это спортсмены, поэтому мы стараемся в первую очередь делать всё для них.

Хоккеисты, которые у нас тренируются, сравнивают наш лёд со льдом на ледовой арене «Трактор» и часто говорят: «Как хорошо у вас кататься!» А всё потому, что лёд там простой, хоккеистам не так важна скорость, им важно просто упереться. А наш лёд — для скорости.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Последние материалы