Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $48.19 +0.24
57 +0.01 63.79 -0.36

 

Недавно посетил интересное мероприятие. Обратило на себя внимание название: «Ситан». Системные проблемы предпринимателей в уголовно-правовой сфере». С удовольствием признаю, что были оправданы все затраты, связанные с участием, как материальные, так и организационные, временные. Так уж сложилось, что приходится принимать участие в различных мероприятиях, но не после каждого хочется писать и делиться впечатлениями. В данном случае — захотелось.

Немного о формате. Очень уважаемые люди (к числу которых, бесспорно, отнесу Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова, общественного омбудсмена Андрея Назарова, зам. Главы аппарата Государственной Думы Юрия Шувалова, члена Совета Федерации РФ Евгения Тарло) собрали членов Экспертного совета при Уполномоченном по правам предпринимателей и участников Общественного совета Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции», коим я являюсь, для разрешения двух важных вопросов: выявления главных проблем, связанных с уголовным преследованием предпринимателей и выработке решений по каждой проблеме из списка, которые после доработки войдут в состав Ежегодного доклада Уполномоченного Президенту РФ.

Так как члены Экспертного совета являются юристами-практиками и никаких установок на тему «уж вы там не очень» не поступало, стоило ожидать интересной дискуссии. Но всё же, мои ощущения по итогу встречи превзошли ожидания. Теперь по порядку, стараясь «не расплескать» вынесенное. В качестве вступления — несколько вводных моментов.

То, что практикующих юристов слушают и обсуждают с ними проблемы — хорошо. Хорошо и то, что не только внимательно слушают, но и профессионально владеют темой. Это особенно радует. Произвёл впечатление Борис Титов. Искренне пишу об этом. Признаюсь, что, будучи профессиональным юристом со стажем более 20 лет (из них 10 лет в адвокатуре), иногда ориентировался в ситуации по его вопросам, репликам и замечаниям, обращённым к докладчикам и выступающим. С первой и до последней минуты он был «в теме» происходящего, выступая своего рода «навигатором» уже тогда, когда большинство (по моим ощущениям) выпадали из процесса понимания. «Ситан» — это просто: ситуационный анализ.

Завершив обязательную часть выступления, перейду к произвольной. Именно ради неё и решил оторваться от работы. Несколькими абзацами выше я упомянул те цели, к которым стремились участники «ситана». Не знаю, как для других, но по моим ощущениям, кое-что интересное по окончании встречи я вынес.

Вряд ли у кого-то были сомнения в том, что первый вопрос будет разрешён. В профессиональном сообществе об этом не только говорят — кричат! Остановите любого практикующего адвоката, и он назовёт вам как минимум пять тенденций в правоприменительной практике, которые уже давно убили бы бизнес в любой стране, кроме нашей (и Украины, простите славяне). Перечислю их:

1) Сознательный перевод гражданско-правовых отношений в уголовное русло.

2) Нарушение прав подсудимых при проведении судебной экспертизы.

3) Уголовное преследование, несмотря на отсутствие потерпевших.

4) Уголовное преследование, игнорирующее предыдущие решения арбитражных судов.

5) Непроведение переквалификации обвинения с учетом изменений УК РФ: не учитывается появление ст. 159.4 УК РФ «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности.

6) Возобновление возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям следователями.

7) Нарушение разумных сроков содержания под стражей и разумных сроков судопроизводства.

Второй российский философский вопрос «Что делать?» так всех завертел, что ощущения от обсуждения можно было сравнить с ощущением перепада высот на Американских горках. Обсуждение проходило по стандартной схеме: доклад — дискуссия. Так как эксперты — не новички в профессии, а юридический ум пытлив по своей натуре, предложений поступало много. Все были интересными, спорными, искренними: они шли через ту профессиональную боль, которую испытываешь, защищая продекларированные законом права своих доверителей, не обеспеченные не только уважением правоприменителей, но и попираемые целыми институтами государственной власти.

Какие только формулировки изменений/дополнений/уточнений/разъяснений и т. д. не предлагались! Я даже не буду пытаться воспроизвести все предложения, не хватит места. И всё было интересно до одного момента. Пока кто-нибудь из экспертов не охлаждал фразой: «Стойте, но это уже есть в законе!». «Но то, что есть — не исполняется/извращается смысл/ игнорируется и т. д.». Затем следовал моральный контрольный выстрел: «А почему вы считаете, что предложенный вами вариант будет исполняться?».

Запомнилась фраза одного из экспертов. Может быть, это была шутка, а может и не шутка вовсе. Абаринов Евгений Михайлович — адвокат, председатель Московской коллегии адвокатов «Юрист-Про», сказал: «У нас судьи умные, и никто в этом не сомневается. Иногда такие правовые конструкции используют — поражаешься высоте профессионального уровня. Нужно только разрешить судьям выносить оправдательные приговоры».

С точки зрения независимости суда — это шутка, а с точки зрения реалий — возможно и нет. Может, и правда — нужно разрешить? А то с таким грехом жить непросто. И если бы на этом всё закончилось, я не только писать бы не стал, а постарался бы забыть бесцельно потраченное время. Но!

Радченко Владимир Иванович, профессор кафедры уголовного процесса МГЮА им. О. Е. Кутафина и Морщакова Тамара Георгиевна, судья Конституционного суда в отставке, член СПЧ и экспертного совета при Уполномоченном при президенте РФ, вывели дискуссию из ступора. Чего только стоит фраза Владимира Ивановича о том, что Уголовный кодекс 1926 года был гуманнее УК РФ! Вспомним те времена: если государство нуждалось в возрождении экономики и объявило политику НЭПа, то и уголовное регулирование коррелировалось с декларируемой экономической моделью развития.

Сегодня об этом сказать сложно. Процесс как раз обратный. Более того, предпринимательство в некоторых нормах права рассматривается как отягчающее обстоятельство, дискриминационная категория. И очень интересно предложение, поступившее от этих умудрённых опытом и знанием людей. В целях реализации конституционного принципа состязательности уголовного процесса ввести новую стадию разбирательства — Судебное следствие. Если обратиться к обозначенным выше проблемам, станет ясно, что основное поле для нарушения лежит в процессуальной плоскости. Предлагается передать полномочия по контролю за правильностью процессуальных действий специальному судье, который не будет в дальнейшем рассматривать дело по существу. Это будет, если можно так сказать, процессуальный судья, обеспечивающий должный контроль процессуальным действиям следствия. Его «незавязанность» на вынесение приговора должна гарантировать соблюдение процессуальных гарантий подозреваемого.

Надеюсь, что данная инициатива найдёт поддержку и вызовет обсуждение.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Последние материалы