Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $57.55 -0.09
58.02 -0.41 68.45 -0.19
/ Опыт демократии

БФМ

Челябинск стал пилотным регионом для проведения муниципальной реформы — в сентябре в каждом из семи районов города пройдут собственные выборы в районные советы (жителям района предстоит выбрать по 25 депутатов), и уже из общего количества депутатов в городе (их будет 170) будет формироваться городская Дума. Об основных целях нововведений, и о том, что в городе изменится после проведения выборов по новой схеме редактору радио Business FM Челябинск Андрею Фролову рассказал помощник полномочного представителя президента в УрФО Андрей Перла.

А.Ф. -Муниципальная реформа. Челябинск выступает в России на предстоящих выборах фактически как пилотный регион. Расскажите, что произойдёт, почему вместо, допустим, двадцати-тридцати депутатов будем выбирать сразу 170!

А.П. -Сначала, наверное, нужно рассказать о мифах, которые образовались вокруг темы муниципальной реформы благодаря нашей «дорогой» оппозиции. Что это, мол, всё сделано для того, чтобы «задушить» свободу и демократию и лишить население возможности избирать себе власть. Это неправда, чуть более чем полностью, потому что указание, которое дал президент в послании Федеральному Собранию — полностью обратное. Необходимо, и особенно в крупных городах, приблизить муниципальную власть к населению. Вряд ли я вам скажу что-то новое, но большинство жителей города (любого крупного города в России) не может ответить на вопрос: а кто, собственно, представляет меня в Городской Думе? Кто мой депутат? Нет, безусловно, существуют люди, которые в достаточно регулярном порядке обращаются к депутатам в их приёмные. Такие люди бывают. Существуют люди, которые хорошо разбираются в городской политике. В связи с этим могут полный состав Городской Думы и нынешнего, и предыдущего созыва назвать. Всё бывает. Но для большинства людей в округе, в котором сегодня проживает 25 тысяч избирателей, депутат — это достаточно далёкое «начальство», которое, в самом лучшем случае, несколько раз в год появляется на их территории. А в плохом варианте они его просто после выборов не видят…

— Значит, депутаты должны приём вести на самом-то деле…

— Должны! Скажите, пожалуйста, вот Вы лично когда-либо хотя бы раз в жизни ходили на приём к какому-нибудь депутату?

— Честно признаюсь, у меня был такой период в биографии, когда я сидел на этих приёмах и принимал людей…

— Значит, мы имеем дело с профессионалом. Вы знаете, много людей, имеющих подобный же опыт?

— На самом деле, конечно же, нет, но такие люди есть, их немного. Есть какой-то актив, который, да, действительно знает местных депутатов. Но основная масса, к сожалению, нет.

— Между тем, что такое муниципальный уровень власти? Это именно та власть, которая занимается проблемами, которыми, собственно, с точки зрения обычного человека, власть и должна заниматься. Это именно та власть, которая про горячую воду, которую время от времени выключают, а не должны бы; про трубы, которые рвутся; про подъезд, который должен быть покрашен вовремя; про асфальт, который вовремя должен быть переложен; про коммунальные проблемы… Вот это уровень власти, уровень ответственности муниципалитета. И именно эти люди оказались слишком далеко от избирателей, чтобы избиратель мог чувствовать, что осуществляет какой-то контроль за их действиями.

БФМ

— Слишком далеко в силу своей малочисленности?

— В силу разных причин: в силу того, что депутаты, будем откровенны, вербуются из группы социальной, которую мы можем назвать элитами, по большей части; в силу того, что они представляют крупные финансовые промышленные группы или являются профессиональными политиками… Можно множить причины этого.

— Андрей Наумович, Вы хотите сказать, что если мы размываем количественно, то они не будут представлять эти группы?

— Я хочу сказать, что если в этом округе избирательном проживает 4 тысячи человек, а не 25 тысяч, то у каждого из этих 4 тысяч человек существенно больше шансов познакомиться со своим депутатом лично, хотя бы в ходе его избирательной кампании. Потому что в ходе такой избирательной кампании у него есть реальный шанс общаться с избирателями не на уровне предвыборных плакатов, телевизионных передач и специально созданных псевдогазет, а на уровне личных встреч. Он может, не пожалев ног, обойти каждый подъезд в своём избирательном округе. И в этом (в количестве депутатов) есть минус, потому что такого количества профессионалов муниципального управления нет в природе. Это правда. Но в этом есть и очевидные плюсы.

— Насколько профессиональными должны быть те депутаты, которые сейчас на районном, муниципальном уровне будут представлять свой квартал?

— Конечно, лично мне хотелось бы, чтобы в Городской Думе или в Думе городского района муниципалитета первого уровня, заседали люди, которые, как минимум, понимают, что такое бюджетное планирование, умеют читать бюджет и критиковать его. Это важно. Тут ведь вот ещё какая вещь, к огромному сожалению моему, вашему и всех грамотных людей, огромное большинство людей ведь в бюджетном смысле слова неграмотно: люди просто-напросто не умеют читать бюджет и полагают, что государство берет деньги «из тумбочки».

— Андрей Наумович, если честно, Челябинск выступает застрельщиком в этой истории с муниципальной реформой, и наверняка, город захочет, раз уж он первый взвалил на себя такую ношу, получить какие-то преференции. Можно ли Челябинску на это рассчитывать? Ведь, когда мы говорим, Вы сказали, о бюджетах, о том, чтобы депутаты могли понимать, что такое бюджетное планирование и что куда идёт, может, допустим, Челябинск получить какие-то преференции в виде того, что налоги, которые будут собираться, будут отчасти оставаться, в том числе, и вот в этих вот районных бюджетах…

— На самом деле это самое важное

— …и они будут чуть побольше, чем у кого-то ещё, чтобы показать, что эта реформа не зря затеялась?

— Смотрите, на самом деле это самая важная из проблем, которая сегодня встаёт перед людьми, которые проводят муниципальную реформу. Если раньше был один муниципалитет со своим бюджетом, то сегодня на его месте возникает семь муниципалитетов и муниципалитет 2-го уровня, там Городская Дума и Дума целиком. Внимание, вопрос: каким образом формируются бюджеты муниципалитетов 1-го уровня? На данный момент на этот вопрос завершённого ответа нет. И это самый главный вопрос, на который нужно найти ответ до завершения формирования бюджета 15-го года.

— То есть, это может быть предметом торга?

— Это не просто предмет торга, это предмет законодательной инициативы, предмет обсуждения и действительно. Все взоры людей, которые хоть что-то понимают в муниципальном управлении, сегодня устремлены на Челябинск. Потому что это первый из «миллионников», где проводится эта реформа в таком виде. И опыт Челябинска будет критически важен для России. Это важнейшая вещь, действительно. Правда. Тут сразу отвечая на вопрос: а почему тогда именно Челябинск, за что нам такое несчастье? Очевидным образом, потому что сроки полномочий Городской Думы и главы городской администрации заканчивается аккуратно в сентябре этого года. То есть, ничего не нужно изменять, никого не нужно лишать полномочий, заставлять уходить досрочно и так далее, чтобы попробовать решить вопрос с местным самоуправлением. Когда полпред объяснял губернаторам и руководителям Законодательных Собраний регионов, входящих в Уральский федеральный округ, своё видение реформы, он как раз говорил о том, что ни в коем случае нельзя спешить, ни в коем случае нельзя требовать досрочных выборов на какой-либо территории в связи с реформой.

БФМ

— Можно пофантазировать, какие мы, всё-таки, реально можем получить финансовые преференции или не преференции, то, по крайней мере, какие-нибудь дополнительные стимулы, чтобы эта реформа прошла хорошо, успешно?

— Я бы всё-таки позволил себе быть сдержанным и сказать так: ни в коем случае никто не допустит, чтобы в связи с реформой положение Челябинска ухудшилось. Этого не будет. Насколько станет лучше, это, предмет, скорее, управленческих компетенций, нежели предмет финансового вливания. Но ещё раз, это будет очень сложный вопрос о формировании районных бюджетов. Совершенно справедливо, должен существовать и городской бюджет, и бюджет районный, потому что районы, не равны друг другу по доходам. С другой стороны, есть объекты, которые совершенно очевидным образом являются ценными для всего города, хотя расположены они, естественно, в каком-нибудь одном районе. Это всё сложные вопросы, ответы на которые мы узнаем в течение ближайших двух-трёх месяцев, пока эта работа будет идти. Что должно стать лучше? Ещё раз: первое и главное — должна увеличиться доступность для граждан первичного уровня власти: это моя власть, мой депутат. Второе — должна увеличиться для граждан доступность власти исполнительной на муниципальном уровне. Должно увеличиться количество вопросов, которые муниципальные депутаты пытаются решать непосредственно, это те самые бытовые, коммунальные вопросы, которые гражданам очень часто кажутся неразрешимыми.

— Я хочу об ещё одной вещи спросить. Вы сказали, что, когда мы будем выбирать депутатов на районном уровне, их будет больше. И Вы сказали, что некоторые депутаты на городском уровне представляют различные финансовые группы, различные компании какие-то, а теперь будет по-другому. Ну, на самом деле, ведь когда избирается районный совет, можно ведь людям и так сказать: вот этих вот надо людей отправить в Городскую Думу. Люди скажут: ну и зачем тогда я буду стараться, выбирать, если за меня уже всё решили?

— Так в том-то и дело, что чем меньше избирателей в округе, тем сложнее что-то решить за этих избирателей. Потому что даже у человека, не располагающего серьёзным финансовым ресурсом или административным ресурсом или чем-то подобным есть реальная возможность обойти своих избирателей: просто пройтись по дворам, за небольшие деньги напечатать свою предвыборную программу и попробовать в результате этого диалога выиграть. Если вам нужно для победы набрать 10 тысяч голосов, то действительно почти невозможно представить себе человека, который делает это без существенного политического опыта, административного, финансового ресурса, профессиональной рекламной компании, принадлежности к политической партии и так далее. Кстати, это будет прекрасная возможность для любого из нас понять, действительно ли наше мнение совпадает с мнением большинства? Это же важная штука. Если угодно — это опыт демократии.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы