Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $48.19 +0.24
57 +0.01 63.79 -0.36



Мы продолжаем публикацию интервью с доктором экономических наук, профессором, научным руководителем программы Executive MBA, заведующим кафедрой «Управление финансовыми рисками» Государственного университета управления Владимиром Морыженковым. Разговор редактора Business FM Челябинск Андрея Фролова с экспертом идёт о ситуации в системе подготовки специалистов.

— Я знаю, что сегодня существуют мировые университеты, где есть программы, по которым, не затрачивая особо денег, слушатели могут получить знания, в том числе и диплом, именно на удалённом доступе обучаясь тем или иным специальностям.

— Я считаю, что сегодня очень важно для власти региона понимание того, какое количество необходимых специалистов нужно ввести на рынок труда, чтобы выполнить все те вещи, которые прописаны в стратегии развития области. Быстрее и успешнее это можно сделать на рынке профессиональной подготовки, чем пытаться выращивать нужные кадры из школьников. К 2020 году они будут ещё молодыми специалистами, и с ними можно ещё очень нахлебаться. Это значит, что нужно заложить в бюджет деньги на образование. А денег на это нет.

— Вы считаете, что регион не может себе это позволить?

— Конечно, может. Образование — дорогое дело, но если иметь хорошую электронную образовательную платформу, можно сделать так, чтобы учиться было модно.

Я до сих пор в России не вижу прогноза тех профессий, на которые люди с удовольствием пошли бы учиться. Я считаю, что популяризация профессий дорогого стоит, но не через силу пропаганды, а через силу того, чтобы мы видели, какая у нас будет стратегия, какие отрасли будут востребованы, вот для них и готовить людей. Мы говорим о наукоёмких производствах, а совершенно не знаем, что происходит на кафедрах в технических университетах. Необходимы те изменения, которые позволят ребёнка подготовить лучше, чем университеты других стран.

— На мой взгляд, вузы на это сами должны отреагировать. Я надеюсь, скоро придёт понимание, что просто получение диплома не даёт тебе возможность трудоустроиться, а если ты хочешь, чтобы твои ученики были на рынке конкурентоспособны, значит, они должны соответствующее образование получать. Под те же самые направления, которые есть в стратегии: металлургия, машиностроение, услуги, туризм, сельское хозяйство и медицина высоких технологий. Это значит, вузы уже должны готовить специалистов, которые будут этим заниматься.



— Как только вы говорите о медицине высоких технологий, то мы сразу должны понимать: на территории региона должна быть критическая масса специалистов-биотехнологов. Где мы будем их готовить? Какой факультет медицинских биотехнологий в нашей стране входит в десятку лучших учебных заведений в мире? Вы не найдёте такого даже на сотой ступени. А это значит, что нужно инвестировать, например, из Китая привозить таких специалистов. Приедут ли они учить нас новым технологиям, и как языковый барьер здесь преодолевать?

Ещё один момент: когда вы говорите о сельском хозяйстве, на поверку кажется, что это самое лёгкое — производство натуральных продуктов, но доставить натуральный продукт до места назначения — колоссальная головная боль, потому что генномодифицированные продукты могут храниться длительное время, а натуральное молоко испортится на третий день, хлеб зачерствеет. Развитие фермерства — это один из путей, как занять множество людей.



Я бы ещё обратил ваше внимание вот на что: всё время говорят, что университеты должны откликнуться. Я должен вас огорчить. Я сам работаю в Московском университете и во многом поддерживаю организационные меры той реформы, которая проводится в образовании. Но когда нет инвестиций, тогда вот что происходит: преподаватели, чтобы получать больше, читают в 2 раза больше лекций. И мы дошли до того, что читают уже по пять дисциплин! Я вас уверяю: ни один человек в мире не может читать пять дисциплин подряд, или это будет одна дисциплина под пятью разными названиями. У человека, который имеет по 20–30 часов преподавательской нагрузки в неделю, точно не будет времени для того, чтобы провести амортизацию своих научных знаний. То есть у него должны быть часы для проведения самостоятельных научных исследований. А если профессор или кандидат наук не ведёт самостоятельных научных исследований, то лучше записать эту лекцию на видео и выложить в интернет, и она через семестр точно уже устареет, потому что мир движется катастрофическими темпами к получению знаний.



Множество сильных преподавателей переходят на работу в бизнес, потому что в бизнесе сильному преподавателю, особенно в менеджменте, получить зарплату от 100 тысяч рублей и выше — предложений сколько угодно. Я хочу сказать, что мы можем доиграться вот до чего: поняв, что высокого качества образования через аудиторию получить сложно, люди кинутся к электронным сетям и к образованию, которое будет сгенерировано не на территории Российской федерации. Эти процессы идут вовсю, все тщательно изучают английский язык. Каким образом Россия в дальнейшем будет реализовывать свои ценности? Я бы очень надеялся, что это будет научный подход.

У меня есть одна оптимистичная нота: когда в нынешних политических условиях мы направлены на некую изоляцию от европейских и американских ценностей, то выход только один — это опора на собственные силы, и если у нас действительно есть природная сила, то мы сможем разработать новые технологии, создать ценности, которые смогут оказаться лучше, чем iPad, различные виртуальные реальности и т. д.

фото: Михаил Удалов
Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Последние материалы