Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $50.78 +0.08
59.82 +0.16 69.7 +0.23



Эксперты БФМ74 подвели итоги уходящего года. На разговор с Екатериной Палагнюк о том, какие тренды определились в 2013 году, как они повлияют на развитие отраслей экономики в будущем и насколько серьёзно воспринимать прогнозы о предстоящем кризисе, собрались управляющий партнёр компании «Листик и партнёры» Дмитрий Лукьянов, управляющий партнёр Адвокатского бюро «Ковалёв, Рязанцев и партнёры» Евгений Ковалёв, управляющий партнёр Единой городской юридической службы — Челябинск Олег Ефимов и директор компании Sole IT Леонид Лапидус.

Итак, 2013 год, по мнению многих экспертов, предкризисный. Начнём мы наш разговор с финансовой сферы, потому что её и сейчас трясёт, будоражит. Дмитрий, слово вам. Скажите то, что происходило в банковской сфере в этом году и происходит сейчас — это ещё цветочки?

Лукьянов: 2013 год был богат на события, основные знаковые вещи произошли во второй половине года, даже можно сказать, осенью и зимой. Если говорить о зарубежных событиях, но тех, что имеют отношение к нам, надо сказать про заседания ФРС, на которых финансовые власти решили, что в Америке — самой большой экономике, кризис закончился, и это означает, что будет проводиться так называемое снижение политики количественного смягчения. Деньги инвесторов развивающихся экономик будут перетекать в развитые страны, соответственно, в Америку и Европу. Какие тенденции складываются для нас? Мы, как развивающаяся экономика, будем испытывать отток средств инвесторов, что не очень хорошо, в том числе и для рубля.

Если говорить о внутренних событиях, конечно, отзыв лицензий у банков. Банки — это основа финансовой системы, и когда выпадает какой-то банк, начинает страдать вся система в целом. Поэтому очень хотелось бы понимать, как далеко зайдёт Центральный банк в своей политике прореживания банковской системы, её оздоровления. Я предполагаю, что это всё -таки оздоровление. Думаю то, что произошло — массовый отзыв лицензий — это ещё не предел. Скорее всего, тенденция будет нарастать и коснётся не только банков, но и страховщиков, и управляющих компаний, и НПФ. Будет тяжеловато с деньгами инвесторов, с внешними деньгами в России и будет тяжеловато рублю. Вторая важная тенденция для нашей банковской системы — это скорее то, что её будут укрупнять.


Евгений, в уходящем году было принято много новых законов и много законопроектов обсуждалось, что вы бы назвали законами года-2013?

Ковалёв: С каждым годом законов становится всё больше. Мои коллеги подсчитали, что по 2012 году у нас было принято порядка 500 актов. Это тот объём нормативной базы, которую реально очень сложно прочитать и поставить в багаж своих знаний для того, чтобы использовать. Соответственно, встаёт вопрос об исполнимости законов и целесообразности такого количества нормативных актов. Мне представляется, что вряд ли мы сможем отследить эффективность такого нормотворчества наших законодателей.

И, наверное, нужно остановиться на документах, которые в большей степени можно назвать знаковыми. Если говорить о 2013 годе, я бы не сказал, что произошло то, что бы заставило нас встрепенуться и изменить своё отношение к регулируемым процессам. В уходящем году были приняты документы, которые в 2014, 2015 годах могут оказать существенное влияние на правоприменительную практику и поведение субъектов, которые подпадают под регулирование.


Для меня как для адвоката очень значима принятая программа «Юстиция», в которой Правительство жирными штрихами расписало, как оно в будущем видит регулирование юридической профессии и различных её видов: адвокатской, нотариальной и других — это с точки зрения профессионального ориентирования. С точки зрения права, Гражданский Кодекс уже частично начал действовать в 2013 году, но в тех положениях, которые не являются переломными и ключевыми. Были очерчены только общие позиции. С 2014 года это уже должно повлиять на сферу регулируемую. Ну и один из важных вопросов, которые тревожат профессиональное сообщество — это объединение Высшего арбитражного и Верховного судов. Об этом сейчас много говорят, хотелось бы, чтобы также много думали. Но складывается ощущение, что за нас уже всё придумали и просто со временем расскажут, что имелось в виду, когда эти две высшие судебные системы будут объединены. Многие правоведы полагают, что в конечном итоге объединение приведёт к изменению Конституции. В профессиональном сообществе этот вопрос уже начал обсуждаться с точки зрения того, а как часто мы можем залезать в основной закон государства, хотя в Конституции, которую страна принимала референдумом, указано, что её менять нельзя. Вот этот дуализм поступков и деклараций заставляет обратить внимание на такие вещи.

Ну и ещё один тренд — желание власти ужесточить некоторые правоотношения, что наиболее остро воспринималось обществом в связи с тем, насколько возможно возбуждать уголовные дела против налогоплательщиков без информации, полученной из налоговых органов, без установления факта неоплаты налогов. Это вызвало достаточно большой резонанс, выяснилось, что у Президента и премьера разное видение подходов к решению этой проблемы. Для меня этот вопрос стоит так: сами нормативные акты не особо выделяются из какой-то мировой тенденции, но многие опасаются того, как будут реализованы те полномочия, которые даются правоприменителям. Здесь все ожидают гарантий, что это не станет инструментом для решения личных, возможно, коррупционных вопросов. В целом 2013 год не принёс каких-то серьёзных скачков и падений, он был достаточно напряжённый, но я думаю, что любой юрист всегда рад напряжённому году.

Вы заговорили о непростом годе, а ваш коллега Олег Ефимов заулыбался. Мы продолжаем обсуждать правовую сферу. Олег, расскажите, что в этом году больше всего волновало вас и ваших клиентов, партнёров?

Ефимов: На самом деле год обычный. В СМИ муссируется, что он — предкризисный. Да, изменения были, но пока на бизнес и обычных граждан они не повлияли. А если будут влиять, то в части правоприменительной практики, и будут влиять уже в следующем году, возможно. Я говорю об этом, потому что законы у нас хорошие, а вот сама правоприменительная практика не работает либо работает в угоду личным, корпоративным каким-то интересам.

К примеру, у нас есть закон об ограничении курения, он не работает. Закон об ограничении употребления алкоголя в общественных местах тоже не работает. У нас на самом деле много хороших законов, но в СМИ обсуждаются почему-то именно эти. Или вот об объединении ВАС и Верховного суда: все ударились в панику, что будет всё плохо. Я лично считаю, что наоборот, будет всё хорошо. В суды общей юрисдикции придут профессионалы, они будут вынуждены это сделать, потому что арбитража как такового не будет. Считаю, что профессионалы юридического рынка заставят суды общей юрисдикции работать гораздо лучше. Я сейчас фактически прямо из полей приехал сюда — из суда, там работать и работать. Мне представляется, что всё продумано и всё будет хорошо. Я думаю, что некий информационный вакуум создан специально для того, чтобы лишнего не произошло. Система судов общей юрисдикции наладится, будет комфортно работать, и ситуация станет как в арбитраже, где можно оспорить какой-нибудь штраф на 900 рублей и дойти до Высшего арбитражного суда, и получить денежные средства — 100, 200 тысяч рублей или 30 миллионов и более. Когда у нас будет в судах общей юрисдикции то же самое, тогда будет смысл у граждан защищать свои права ради копеечки, ради принципа. Я думаю, что все изменения идут к этому.

Что касается кризиса, я полагаю, мы уже приучены к таким вещам. Он будет и пройдёт. Единственная тенденция, что некоторые работодатели этого ждут и уже заранее начинают готовиться — увольнять людей. С теми же самыми банками, я считаю, поспешили. Нужно было после Нового года это делать, потому что у многих компаний на счетах крупных банков остались крупные суммы денег. Бизнес не может выплатить зарплаты, премии. Это нужно было сделать чуть позже и так, чтобы было мягче для бизнеса.

Леонид, ваша сфера развивается семимильными шагами, для вас и ваших коллег что было самым главным в этом году?

Лапидус: Я продолжу правовую тему. Была принята пара очень интересных, на мой взгляд, законов. Первый — так называемый антипиратский закон, который сильно ограничил возможность компаний незаконно выкладывать контент. Да, действительно, это проблема. Но то, как был написан закон, и его формулировки в профессиональной среде вызывают как минимум улыбку. Очень жаль, что при подготовке законов не приглашают консультантов и специалистов из отрасли, хотя они могли бы подсказать, какие-то совершенно простые вещи, и не возникали бы такие ситуации, когда виноват Вася, а страдают Петя, Коля и так далее.

Ещё один важный, на мой взгляд, закон был принят Государственной Думой буквально на днях — это закон, который позволяет небольшим ИТ-компаниям получать налоговые льготы. Раньше критерием была непонятная мне цифра — 30 человек в штате. Для ИТ- компании это очень много. Конечно, всё зависит от того, чем она занимается. Да, если мы говорим о Googl, Яндекс, Microsoft, то 30 человек — это те, кто сидит в одном кабинете. Для обычной компании — очень много. Если такое количество сотрудников у компании, то это значит, что есть работа, есть постоянный поток очень хороших заказов, и такой организации налоговая поддержка, скорее всего, не нужна.

Сейчас законодатели снизили порог до более вменяемых семи человек. Но и семь человек — это компания, которая уже вышла на какой-то уровень. Если же мы хотим говорить о том, чтобы вывести экономику на новый уровень, наверное, нужно поддерживать и более мелкие фирмы. Но пока не получается. Хотя бы так.

Кроме того, год запомнился и тем, что рос интерес к электронной валюте — биткоинам. В первую очередь, сама технология показала свою состоятельность именно как технология. На её базе родились другие подходы и очень интересные вещи. С другой стороны, эта технология показала, что абсолютное большинство бирж — просто пузыри, и там всё зависит от каких-то случайных факторов: кто что сказал, посмотрел — и получается какой-то результат. Кто умеет на этом играть, тот зарабатывает. Вообще, если посмотреть на саму отрасль — могу судить по Челябинску — произошёл ещё более сильный раскол по ценам на услуги. То есть стало ещё больше совсем мелких компаний, которые готовы оказывать ИТ-услуги буквально за бесценок. Ниже себестоимости. В то же время крупные компании повысили ценник.

Что касается антипиратского закона. Недавно обсуждали этот вопрос с представителями Роскомнадзора, и Леонид Вахрамеев из Интерсвязи говорил о том, что закон не работает, то есть действительно правоприменение страдает сегодня?

Ковалёв: Для того, чтобы механизм заработал, должно пройти какое-то время, чтобы система выстроилась и приобрела на той же правоприменительной практике какие-то очертания. Сегодня, когда вышел закон, практически никто не знает, что делать. Сейчас идёт его обкатка. Нужно понимать, что само по себе принятие закона не устраняет проблему. Закон должен прописывать механизмы, дальше идёт делегирование полномочий другим органам, которые эти действия будут совершать. Ну и нужно какое-то время, чтобы понять, а как это делать. Потому что, как только иначе начинают регулироваться отношения, как правило, ущемляются права каких-то людей, идёт сопротивление. Они изощряются, чтобы достичь своих интересов иным способом. Это всегда так происходит.

Тогда скажите, возможна ли ситуация как в американском кино, когда я сижу и скачиваю фильм, а ко мне заваливается ФСБ?

Ковалёв: Конечно. Если вы делаете это регулярно, то все будут знать, в какое время вы это делаете. Может быть, если так будут работать, но как говорил Олег, вопрос правоприменения у нас очень хромает. И, наверное, изначально всё-таки будут заниматься теми, чьё нарушение более глобально. Сам закон сейчас направлен на юридических лиц в первую очередь, то есть физлица есть, но как бы их и нет. Наверное, они должны посмотреть, что произойдёт в отношении юрлиц, испугаться и перестать это делать. Проблема всё-таки в юридических лицах, которые позволяют пользоваться этим контентом.

Давайте всё-таки кратко обозначим, каким будет 2014 год. Олег, например, оптимистично настроен, говорит, что всё будет хорошо?

Ефимов: Конечно, не нужно поддаваться панике. 2008 мы пережили, когда кризис пришёл очень сильный, и мне этот год запомнился только с положительной точки зрения, и я по-другому его не видел. Когда мы создаём панику, то сами ей поддаёмся. Когда думаем, что у нас всё плохо-то у нас будет всё плохо, но если мы считаем, что у нас всё хорошо, то на самом деле так оно и будет. С другой стороны, в кризисный период юристам не бывает плохо.

В конце концов, за любым спадом непременно следует подъём. Спасибо огромное за разговор. Спасибо, что весь этот год вы были с нами. Только вы и именно вы позволяете нам быть всегда актуальными и не терять свою остроту.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы