Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $56.79 +0.43
57.69 +57.69 68.45 +68.45
/ Геннадий Воронин: "Попробуйте заложить свою интеллектуальную собственность в банке. Я пробовал, мы не договорились"


Изобретатели и рационализаторы отметили свой профессиональный праздник. Люди с удивительными мозгами готовы предложить своей стране массу очень полезных, необходимых и жизненноважных разработок. Но в лучшем случае все эти уникальные предложения находят применение в семейном бизнесе, а зачастую пополняют разбухшие «портфолио» местных «кулибиных». Челябинский предприниматель, изобретатель во втором поколении Геннадий Воронин рассказал в интервью редактору радио BUSINESS FM Челябинск Андрею Фролову о том, чего стоит тернистый путь от «идеи до воплощения», и почему многих он заставляет сворачивать на Запад.

Геннадий делает удивительно вкусный квас по своей уникальной технологии. Как возникла идея, что можно не просто что-то придумывать интересное и полезное, но и зарабатывать на этом?

Уже в достаточно зрелом возрасте. Когда я работал на заводе «Уралремстроймонтаж» на ЧТЗ, мы регулярно реконструировали то или иное оборудование. Рационализаторские предложения тогда довольно хорошо оплачивались, и у меня накопилась достаточно объёмная папка, как бы сейчас сказали «портфолио».

И, кстати, сколько в этом портфолио рацпредложений?

Более десятка. Самое большое — экономический эффект был больше 20 тысяч рублей. Причём, по времени мы сэкономили где-то 1,5 суток конвейера чугуно-литейного цеха.

Это ещё советских рублей, насколько я понимаю?

Советских, да.

Чтобы было понятно, что 20 тысяч тех рублей — это немножко другая сумма.

Конечно.

Ну, тогда, я по-другому зайду: когда появилась идея работать вообще «на себя» с помощью изобретений и зарабатывать деньги уже себе, а не просто помогать другим?

Дело в том, что я ещё в советские времена закончил при обществе изобретателей и рационализаторов институт патентоведения (был такой). Появились первые кооперативы, и мы довольно успешно занимались разработкой и внедрением грузозахватных приспособлений. И 2 года я именно этим бизнесом занимался, хотя был заместителем директора. Отсюда пошло понимание, что изобретательством можно жить. То есть не только изобретать…

Улучшать условия труда или зарабатывать?

И зарабатывать достаточно серьёзные деньги. В то время у нас появился первый практик-центр, наш кооператив «Подъём». Сюда приезжали изобретатели, в том числе с Украины и Прибалтики. В то время был такой «всплеск», подъём рационализаторства.

Это какие годы?

Конец 80-х — начало 90-х. То, что было в советские времена не востребовано, и когда появились условия, действительно был очень мощный толчок, «всплеск», такой, я бы сказал, выход накопившейся энергии — это как вулкан. Вспомните первые физкультурные тренажёры. Первые какие-то кооперативные, там я не знаю, коврики какие-то. Масса всевозможных вещей — всё это изобретения, которые были очень быстро востребованы. Но, в основном, именно среди потребительских товаров. А ведь у нас сохранились очень серьёзные разработки в области военно-промышленного потенциала.

Внедренные разработки?

Нет. Ведь у многих до сих пор не истёк срок секретности, а это технологии двойного, скажем, использования, и в народном хозяйстве они могли принести очень и очень большой эффект.

Мы к этому вопросу ещё вернёмся, по поводу военно-промышленного комплекса и изобретений для него. А сейчас, Геннадий, насколько я понимаю, вы занимаетесь квасоварением. Это тоже ваше изобретение, у вас даже есть патент. Сколько лет вы этим занимаетесь?

12 лет я занимаюсь непосредственно производством, а вообще уже лет 15. Причём сначала на таком любительском уровне, но вдохновителем, можно сказать, крёстным папой, стал тогда директор «Первого хлебозавода» господин Юревич. Был объявлен конкурс на лучшее сочинение о хлебе, у меня дочка училась в третьем классе, а мы решили сделать жидкий хлеб, то бишь квас. И вот когда реферат наш оценили, я подумал, что, действительно, это что-то стоит и полтора года занимался исследованиями, в том числе сидел в патентной библиотеке и понял, что мой способ, моя технология — довольно применима. Получил патент и прошёл все ступени мытарств, которые с этим связаны. Сейчас могу дать любую консультацию, связанную с интеллектуальной, промышленной собственностью. Обращайтесь.

А в чём проблема получается? Человек придумал какую-то идею и для того, чтобы воплотить её в жизнь, кажется, чего проще - иди на рынок и зарабатывай деньги!

У вас есть идея. Для того, чтобы её как-то защитить, на уровне изобретения, нужно заплатить госпошлину, оформить заявку — это стоит примерно 40 тысяч. По времени — полтора года. И не факт, что за это время подобного рода информация каким-то образом не утечёт и в Москве, и здесь. Гарантировать это никто не может.

Теперь второе. Вы запатентовали какой-то новый продукт, технологию, и она может войти в противоречие с действующими нормативными актами. О чём идет речь? Я разработал свой квас, гарантированный срок хранения у него 15 дней. А по старому ГОСТу написано до 7 дней. Я прихожу, оформляю документы, мне ставят цифру «5». Я говорю: «Но ведь здесь написано „7“!». Пришлось выходить на уровень главного санитарного врача города и объяснять, что по-русски «до семи» — это значит 4, 5, 6, но и 7 в том числе. Это один момент.

Другой — сейчас есть технологии, которые позволяют делать салаты, наборы для окрошки со сроком хранения до 21 дня. Есть такие технологии, есть оборудование. Но все санитарные правила позволяют вам его использовать в течение 24 часов. Для этого вы должны разработать полностью технологию и защитить её в Москве и так далее — на это уйдет ещё год и неизвестное количество денег. Ну, примерно, тысяч 200. И не факт, что в это время вашу разработку не украдут, чуть-чуть изменят и выдадут за своё.

Теперь третье. Нужно организовать производство. А для этого необходимо оборудование, опять же, оно может быть нестандартным, значит нужно собирать оттуда, отсюда. Нужно сырьё. И, самое главное, нужно людей обучить работать на этом оборудовании, потому что, если у вас новая, оригинальная идея, значит люди могут не уметь этого делать.

На рынке труда просто нет таких специалистов?

Да. Получается, что первая ступень — это только начало. Это маленький кирпичик краеугольный…

Причём, как минимум два года, насколько я понимаю, это в лучшем случае. Вместе с патентом, с организацией.

Конечно. Самое интересное, что за рубежом очень хорошо отслеживают такую ситуацию: как только у нас появляется что-то новенькое — они мгновенно пытаются перекупить. В моём случае: патент был опубликован 28 декабря 2000 года, а в феврале 2001 мне звонят из Израиля (город — Хайфа, типа «Золотой Долины», «Силиконовой долины», где очень много русских выходцев) и предлагают: «Мы купим твою технологию за 10 тысяч долларов».

И тебе уже ничего делать не надо?

Да. А потом они это всё адаптируют и продадут кому следует, и так далее.

«Кока-Коле», ну это так, для примера.

Допустим. Кстати, «Кока-Кола» купила у эстонцев технологию и сейчас делает квас «Никола» — это фирма «Дека» (дочернее предприятие «Кока-Колы»). В Детройте, в музее «Кока-Колы» стоит несколько образцов этой продукции.

Как и русского кваса.

Да-да, русского кваса. Более того, сейчас сложилась интересная ситуация, когда Китай стал производить по русской технологии свой квас. Причём в объёмах, примерно, в 8 раз больше, чем производит вся Россия. И вполне возможно, что через пару лет мы будем пить китайский квас. Другое дело — какого качества. Но это отдельная песня. Так вот, готовьтесь, ребята. Машины появились китайские, теперь квас китайский появится.

А китайцы производят по какой-то другой технологии? То есть у них свой патент?

Вот этого я не знаю. Но, самое главное, они же вообще без патентов работают. Просто пришли, сфотографировали и делают в наглую!

И делают «Мерседес», да?

Да. Другое дело — ездит он как. Так же и квас. Но, тем не менее, такая информация имеется.

Насколько я понимаю, есть проблемы с внедрением. Для того чтобы их не было, что нужно сделать? Упростить какие-то условия внедрения изобретения?

Нужно сначала хотя бы на региональном уровне разработать некую концепцию. Чтобы у властей было понимание, что это даст. К примеру, у нас в 1996 году было разработано положение о рационализаторской деятельности, федеральное. По нему эта деятельность относится к совместной деятельности федерального центра и местных, региональных властей. Так вот, правительство Калужской области разработало и приняло положение о рационализаторской деятельности на своей территории.

Свой региональный закон?

Да, свой региональный закон. И у них всё это заработало. Почему? Потому что многие вещи в некоторых законах были прописаны, нужно было просто собрать всё вместе и сказать: «вот это будет так». Допустим, жилищные вопросы. По закону изобретатель-рационализатор имеет право на дополнительную площадь. А почему не включить это в ипотеку? Точно так же поддержка, допустим, в оформлении госпошлины при изобретениях.

У меня есть, к примеру, такое рацпредложение: в Челябинске 3 моста железнодорожных, которые проходят по улицам Труда, проспектам Ленина и Победы. Мосты принадлежат РЖД, а дороги под ними — городу. Пробки там образуются постоянно. Значит, нужно реконструировать эти мосты. А для этого нужно организовать окружное движение. Это рацпредложение организационное, но оно кому интересно: городу или РЖД?

Ну, раз пробки, значит городу всё-таки.

Значит, извините, нужно это всё решать. Я попытался — второй месяц всё это смотрится, и я не знаю, какой результат будет. Это я привёл пример организационного рацпредложения. Но у нас же есть финансовые, технические и так далее. Прекрасный пример: пролетел метеорит, и сейчас есть такой бренд, будет создаваться, да?

Челябинский метеорит.

В Челябинске, да! Есть идея, она воплощается, формируется целая система. Но можно же посмотреть и в других областях. Вот вы сказали военно-промышленный комплекс. Пожалуйста. У нас есть филиал танкового завода. ЧТЗ там, колёсный и так далее. Можно создать какое-то новое транспортное средство? Я думаю, что можно. И в этом направлении можно поработать.

Ну да, я обещал вернуться. Насколько я знаю, у вас есть предложение как раз по военной технике.

Да, это очень серьёзная тема.

Да, я написал письмо командующему Шаманову, написал ряду предприятий крупных. От них уже получен ответ.

Представьте, если транспортное средство будет иметь скорость автомобиля и проходимость вездехода, при этом может десантироваться и так далее, то на этой технологической платформе можно целое семейство и транспортных, и специальных машин создать. Допустим лесовозные машины — харвестеры, чтобы они не портили почву. Комбайны, которые могут работать в достаточно влажных условиях. Тракторы. Идея есть, но для того, чтобы её воплотить, нужно привлечь массу других участников.

А есть статистические данные о том, сколько времени уходит в нашей стране для воплощения какой-то идеи и, допустим, в том же Китае или в развитых экономиках: в Европе, США?

Журнал «Эксперт» приводит такие данные: у нас от идеи до продукта проходит 8 — 10 лет. Я это на себе испытал. Примерно в такой срок более-менее стабильный бизнес создать можно, пускай он маленький, но стабильный. В Китае этот срок где-то в 2 раза меньше, то есть 3 — 4 года. В США — 1,5 — 2 года, потому что там другие условия. Ты пришёл, есть заинтересованные инвесторы: это может быть государство (допустим, военно-промышленный комплекс). А самое главное — есть понимание того что изобретатель зарабатывает, а предприниматель на изобретателе тоже имеет свою долю. Государство тоже имеет свою долю. У нас этого нет. У нас сейчас каждый стремится в свою сторону.

Каждый за себя.

Да. Более того, есть рынок интеллектуальной собственности, но попробуйте заложить свою интеллектуальную собственность в банке. Я пробовал, мы не договорились. Более того, ещё интересный момент — государство требует, допустим, почти 100% внедрения при венчурных сделках. А кто это даст? А страховать — никто не страхует. Более того, ведь есть риски технологического плана. Допустим, пищевое производство тоже должно страховаться, или какое-то другое. Извините, я изобрёл, я внедрил, я ещё должен застраховать!

Я заплатил госпошлину,  заплатил за патент.

Ребята, а что мне в результате останется? Головная боль? Так вот сейчас на меня выходят представители других регионов и по квасу, и по другим технологиям. Более того, весной у меня состоялись встречи во Вьетнаме. Сейчас вот уехал представитель в Болгарию, чтобы продвигать мою технологию производства кваса. Я объяснил, что для этого нужно. Почему? Потому что там есть интерес. И там есть условия! В том же Вьетнаме, бывшая военная база Камрань. Там американцы были, потом русские, сейчас это — экономическая зона. А рядом — великолепный курорт. Здорово! Приезжай — работай.

Пои народ квасом.

Да! Готовы даже помещения. То есть ты заходишь, пишешь, что тебе нужно, тебе всё это предоставляют, и три года ты платишь минимальный налог, типа нашего патента. Потом с тебя начинают брать деньги по полной программе. Но извините, тебе дают возможность. У меня был случай лет 10 назад, когда я пришёл в налоговую и говорю: «У меня патент», а мне говорят: «А почему вы работаете без нашего разрешения, раз у вас патент?». Их патент и интеллектуальный патент — две разные вещи. Они об этом даже не подозревали. Вот такое понимание.

Ну что же, Геннадий, последний вопрос. Если бы 12 лет назад было бы понимание того, с чем придется столкнуться и что придется сделать, для того чтобы вот этот реферат, написанный дочерью, воплотить в жизнь, вы бы решились на это, или продолжали другой вид трудовой деятельности?

Трудно сказать. То, что прожито, то прожито. Но знаю точно: идти и делать нужно в любом случае. Меня так учили, я так буду жить.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы