Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $77.52 +1.37
68.08 -0.07 79.68 +0.12
/ Евгений Ковалев: «Коррупция как черная магия – живет в темноте»
Евгений Борисович, Вы уже несколько лет возглавляете центр общественных процедур «Бизнес против коррупции». Могли бы подвести итоги работы? И какие дела к Вам чаще всего поступают?

Сначала хотелось бы сказать, что такое «Бизнес против коррупции». Центр общественных процедур, в свое время, был создан в «Деловой России». Смысл его состоял в том, чтобы давать экспертную оценку тем негативным ситуациям, которые у нас процветали одно время и сейчас все-таки имеют место, в части давления на бизнес. Есть два критерия, по которым центр общественных процедур берется за дела, которые к нему приходят. Во-первых, в качестве субъекта должен быть бизнес. Во-вторых, должны быть какие-то негативные воздействия на него и должны быть признаки коррупциногенности. Это может проявляться в абсолютно разных формах. И «Деловая Россия», когда этот проект начинала, она понимала, что есть другие государственные институты, которые должны с этим бороться.

Только государство не может бороться против себя?

На самом деле, коррупция это не признак государства. Это признак отхождения от тех принципов, которые в нашей Конституции задекларированы конкретными персоналиями, которые используя этот инструмент коррупциногенности, пытаются извлечь выгоду из своей государственной службы. И с ними государство не только может, но должно и обязано бороться. Потому что существуют конкретные составы преступлений. За это сажают. И в последнее время, мы часто видим, что поднимается волна борьбы с коррупцией. Эти знамена поднимают различные политические силы. Такое ощущение, что они соревнуются друг с другом кто больше кого изобличит, на свет вытащит различные формы коррупционных проявлений. Здесь как, наверное, с потусторонними силами. Когда ты их вытаскиваешь на свет - они рассыпаются. Потому что коррупция она как черная магия - живет в темноте. По-тихому что-то сделали, провели, кого-то зажали и вроде как бы получили какой-то интерес, какую-то выгоду. Здесь основная задача - вытащить на свет и обсуждать.

Расскажите о наиболее типичных случаях, которые к вам поступают?

Основные формы нарушений, которые нам представляются и которые были рассмотрены - это использование в гражданско-правовых спорах инструментов уголовного судопроизводства. Там где гражданско-правовой спор по каким-то причинам возбуждаются уголовные дела в отношении одного из участников конфликта. При помощи правоохранителей производятся какие-то оперативно-следственные действия, изымаются документы, пополняется доказательствами позиция одной из сторон в споре. Доходит иногда вплоть до того, что к руководителя какой-то из бизнес-структур заключают по стражу. Не секрет, что бизнес очень персонифицированный. Пока бизнес управляем руководителем, собственником - он может быть эффективным, но как только он отлучается от управления - компании часто долго не выдерживают. Когда через какой-то промежуток времени правоохранители разберутся, меру пресечения изменят человеку и он выйдет из мест, где не Дай бог никому оказаться - бизнеса может не быть. Когда принимают такую меру как заключение под стражу по, так скажем, бизнес-статьям. У нас сейчас законодательство так выстроено, что по бизнес-статьям не применяют такие меры пресечения. Самые яркие способы проявления таких корпоративных конфликтов - то, что у нас называется рейдерские захваты. Как правило, там оказываются те, кто на стороне нападения.

И коррупционная составляющая здесь в том, что не по назначению используются функции правоохранительных органов?

Да. Вся та сила и мощь, которая дана государством правоохранителям в целях пресечения преступлений она направлена на тот вид спора, где спорить должны две стороны без вмешательства извне.

Вы отметили, что обращений стало меньше. Значит, что дела предпринимателей стали лучше?

В разное время могут быть разные поведенческие модели. Сейчас такое время, при котором государство декларирует всю приверженность борьбы с коррупцией. Все говорят мы боремся, мы боремся, мы боремся …может быть стало меньше таких наглых форм проявления, которые были раньше. Ведь раньше служба в органах как бизнес для некоторых была - это, во-первых. А во –вторых, может быть обращения именно в государственные институты для борьбы с коррупцией стало более привлекательным. Более быстрым. Поэтому бизнес в разные этапы в зависимости от политического и общественного состояния в стране выбирает тот способ защиты, который им кажется наиболее эффективным.

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы

Цитата дня

«Онлайн ТВ». LIVE

Читайте на 1obl.ru

В эфире ОТВ