Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $52.13 +0.9
56.76 +0.69 63.67 +0.66
В Челябинске прошла международная конференция «Медицина XXI века». В каком направлении движется эта сфера, как понять, что врачу можно доверять и стоит ли заменять оригинальные препараты дженериками — обо всём этом БФМ74 рассказал гендиректор «ИНВИТРО-Урал» Андрей Тарасов.



Андрей, в каком направлении сейчас развивается медицина?

В последние годы большой шаг сделан в плане операционной техники. Всё идёт в сторону уменьшения травмы организма — это минимизация разрезов, через которые можно вершить большие дела. Когда я работал врачом, у нас был размер эндоскопического оборудования около 1,5 см в диаметре. Сегодня он уменьшен вдвое, но объём возможностей — того, что можно делать через этот разрез — не изменился. В плане терапевтических направлений — это развитие новых препаратов, которые позволяют добиваться более высоких результатов при минимальном воздействии. Это развитие новых направлений медицины. Кроме того, меняется представление о течении заболеваний, причинах их появления и развития. И ещё один глобальный тренд — это большое погружение в генетические исследования, получение знаний через эти исследования. В том числе знаний о заболеваниях, которые могут проявиться у человека. Например, есть генетический онкомаркёр pCA1, pCA2 — это предвестник рака молочной железы у женщин. Сегодня при выявлении этого онкомаркёра производится мастэктомия.



Вы заговорили про препараты. В аптеках появляется много новых наименований. Один врач назначает одно лекарство, другой — другое. Как понять, что доктору можно верить?

Это всегда самый сложный вопрос. На мой взгляд, сегодня нет критерия, который показывал бы, какому врачу можно доверять. Все системы оценки качества работы врачей в нашей стране, я считаю, не отражают истинных знаний, опыта врача. Здесь, скорее всего, надо прислушиваться к отзывам.

А как самостоятельно разобраться в многообразии препаратов?

Во-первых, самостоятельно разбираться не стоит. А во-вторых, многообразие не так многообразно, как нам кажется. Есть фирменные препараты, есть дженерики. В обоих случаях одно и то же действующее вещество, но называются лекарства по-разному. Поэтому потребителю кажется, что препаратов очень много.

Тогда что лучше — дженерик или оригинальный препарат?

В классической теории лучше оригинальный. Но на мой взгляд, сегодня химическая промышленность может копировать препараты с большой точностью. При этом цена лекарств с одинаковым действующим веществом может отличаться в десять раз. По своему опыту я не могу сказать, что ощущал какие-то глобальные отличия между препаратами. Да, они есть, например, у кого-то может быть аллергия на дженерики, а на оригинальный препарат нет такой реакции. Грань всегда очень тонкая.



Какие исследования могут предоставить частные лаборатории, чем их услуги отличаются от того, что дают муниципальные медучреждения?

Сегодня мы проводим около 2000 тестов. Объяснить отличие нашей работы от работы лаборатории при обычной больнице лучше на примере. Существует скрининг новорождённых «пяточка», направленный на выявление генетических заболеваний на первых днях жизни. В рамках федеральных стандартов он включает в себя шесть тестов, мы делаем 30 тестов, то есть можем выявить 30 наследственных заболеваний. По-другому мы проводим и анализ крови. У нас пробирка, в которую берётся материал в медицинском офисе, является лабораторной, то есть в этом же сосуде проводятся исследования, кровь из одного сосуда в другой не переливается. Это значит, что исключается возможность перепутать результаты анализов, что является сегодня одной из распространённых ошибок в лабораториях.



Если говорить о перспективах бизнеса, насколько сейчас рынок даёт возможности частным лабораториям, медицинским компаниям расти и развиваться?

Рынок с каждым годом становится всё сложнее. Мы уже не единственная федеральная компания, которая присутствует на Урале. Появляются всё новые игроки, они увеличивают количество своих филиалов. Понять истинную ёмкость рынка сложно. Но то, что в последний год ситуация стала гораздо сложнее, — это точно. Во-первых, резко выросли издержки из-за ослабления рубля: реагенты, оборудование — всё импортное. Понятно, что себестоимость исследований значительно увеличилась. Во-вторых, потребительская активность снижается, люди всё тщательнее подходят к выбору исследований. Так что рынок тяжёлый, ситуация достаточно сложная. Но наша компания присутствует на рынке 10 лет, поэтому чем-то удивить нас сложно.
Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Последние материалы