Подписывайтесь
На главную
Радио Business FM Челябинск on air
слушать прямой эфир
BRENT $49.37 +0.69
59.66 +0.73 69.47 +0.81



Эксперты BFM74 подводят итоги уходящего года и делают прогнозы на будущие 12 месяцев. В беседе в редактором челябинского Business FM Андреем Фроловым они обсудили самые горячие темы года — валютный кризис, цены на нефть и состояние российской экономики. Гости студии: директор аудиторской компании «Листик и партнёры» Дмитрий Лукьянов, глава компании Sole IT Леонид Лапидус и управляющий партнёр адвокатского бюро «Ковалёв, Рязанцев и партнёры» Евгений Ковалёв.

Андрей Фролов: Может быть, вопрос покажется вам немного странным, но на вашей сфере как-то отражается падение цен на нефть?

Леонид Лапидус: Напрямую, конечно, нет. Но опосредованно нефть влияет на все сферы. Для России снижение цен на нефть влечёт снижение покупательской способности у простых граждан. Компании при этом тоже меньше зарабатывают, поэтому тратить на непервоочередные вещи, такие как развитие IT-инфраструктуры (к сожалению, в России далеко не все понимают, что это на самом деле первоочередная вещь) бизнес не очень-то хочет.



Евгений Ковалёв: На сферу оказания юридических услуг цена нефти влияет. Сам юридический бизнес мало кого интересует кроме самих юристов. Но когда начинаются какие-то интересные процессы в экономике, мы видим вспышки или падение спроса на какие-то виды наших услуг. Для нас, юристов, не бывает скучных периодов в развитии бизнеса. Сейчас возникает больше запросов, связанных с кризисными проектами, а вот запросы, связанные с инвестиционными проектами временно пропадают. По нашим поручениям можно судить, что происходит в стране.

Дмитрий Лукьянов: Очень хотелось бы, чтобы цены на авиабилеты опустились, но этого точно не будет. Про авиабилеты понятно — мы ездим в командировки и постоянно тратим деньги на билеты. Но авиакомпаниям сейчас очень тяжело, снижения не будет.



Андрей Фролов: А есть ли что-то положительное в том, что нефть дешевеет?

Леонид Лапидус: Да. Это возможность наконец-то перестроить нашу экономику. Сколько я себя помню, каждые 10 лет заходит разговор о том, чтобы перестроить экономику, наконец-то слезть с нефтяной иглы.

Евгений Ковалёв: И мы смотрим на тех, кто на этой игле сидит, и говорим им: «Ну, слазьте уже с этой иглы! (смеётся — прим. ред). Если уж так хотите слезть, то слезайте, наконец!»

Андрей Фролов: А всё-таки, как вы считаете, структурные изменения реально сделать? Или всё-таки у наших властей будет такая надежда: «Ну, вот, переживём годик, потратим резерв, а потом ведь всё наладится»?



Леонид Лапидус: Это обязательно нужно делать. Потому что экономика, построенная на ресурсе, который так колеблется, очень слаба. Посмотрите на пример Японии. У них вообще нет ресурсов в таких количествах, чтобы их продавать вне страны. Да, у них сейчас проблемы, но экономика растёт. Немцы закупают нефть, но у них есть другие сильные стороны — они сильны своей промышленностью. К сожалению, у нас нет такой отрасли, о которой мы, например, (я говорю о своей сфере) говорили бы: «Нам нужно программное обеспечение. А давайте-ка купим его в России!». Про русских программистов всегда много говорили и говорят, это очень умные ребята, но работают они не у нас. Это печально. И в остальных отраслях происходит то же самое.



Андрей Фролов: А если говорить о валютном кризисе, получается, всё, что произошло, показало несостоятельность российской финансовой системы?

Дмитрий Лукьянов: Я не скажу, что здесь продемонстрирована слабость нашей финансовой системы. Есть проблема в управлении экономикой. То, что произошло — это не типовое событие, это нечто из ряда вон выходящее. Я расцениваю это не как кризис, а как некие недостатки в управлении.

Андрей Фролов: При этом, ведь это далеко не первый кризис в нашей стране. И специалистов в антикризисном управлении у нас должно быть пруд пруди!



Дмитрий Лукьянов: Ну ведь и те, кто сейчас руководят, считают себя специалистами. Разве они могут говорить, что они некомпетентны? Просто задачку им задали непростую.

Андрей Фролов: В завершение разговора. Ваши прогнозы, что ждёт нас на региональном уровне в следующем году?

Дмитрий Лукьянов: Думаю, новых масштабных потрясений не будет, пик уже случился. Следующий год станет годом ясности — будет понятно, какие ставки, какой курс доллара.

Леонид Лапидус: Я не соглашусь с Дмитрием. У нас достаточно много промышленных предприятий, которые работают с иностранными партнёрами. Санкции пока не сняты, а лишь продолжают ужесточаться. Пока есть санкционное давление, мне кажется, нашим крупным промышленным компаниям будет очень тяжело. Да, вероятно, следующий год внесёт ясность, станет понятно, куда мы все идём, но пока прогноз негативный.

Евгений Ковалёв: Мне кажется, Челябинская область, как и другие субъекты федерации, не могут существовать с повышенным или пониженным уровнем жизни. Мы сами ничего не определяем, нельзя построить коммунизм в отдельно взятой области. Все тенденции которые будут в стране, будут повторяться и у нас. Просто кто-то использует свои возможности, а кто-то, увы, их упустит.

Фото: Леонид Новожилов

Знаете о произошедшем больше или есть, что рассказать? Напишите нам или позвоните телефону (351) 264-01-03

Оставить свой комментарий

Введите слово на картинке
CAPTCHA

Это интересно

Последние материалы