Прежде, чем начнется новый сезон деловой активности, любопытно взглянуть на то, чего достигла экономика России и чего предположительно от нее можно ожидать



ВВП в первом полугодии упал на 0,6%, что, однако, лучше прогноза экспертов — 0,8%. Первое полугодие 2016 показывает, что лучше всего нынешние экономические условия используют такие отрасли, как грузоперевозки и электроэнергетика, которые и показали наибольший прирост. Можно пофантазировать, что раз грузоперевозки растут, то есть что перевозить и есть кому перевозить.

Позитивное положение дел в электроэнергетике и вовсе уникально — эта отрасль «стояла» на месте последние несколько лет судя по капитализации рынка акций соответствующих отрасли предприятий, а теперь вызывает существенный интерес инвесторов, предвосхищающих, по-видимому, спрос на электроэнергию.

Отрасль эта капиталоемкая и отважиться инвестировать в нее без перспектив возврата инвестиций может только отчаянный инвестор. С другой стороны, электроэнергия — весомый ресурс практически в любом производстве и, стало быть, если предложение этого ресурса растет, то, наверное, увеличивается и спрос.


Не без интереса можно обратить внимание и на укрепление рубля: 63 рубля за доллар выглядят как-то даже ободряюще (кого бы это ободрило года три назад) и, видимо, это не предел. И если три года назад эта цифра выглядела бы кошмаром, то сейчас напрашивается вопрос: почему рубль такой упёртый? И действительно, почему он укрепляется при низких и не растущих ценах на нефть при явно ориентированной на экспорт экономики и отсутствии притока инвестиционных валютных денег. Но факт остается фактом — в нынешних реалиях рубль выглядит крепким.

Таким образом, при отсутствии внешних неблагоприятных для России событий, можно предположить медленное восстановление экономики во втором полугодии 2016.

Примерно так рассуждают оптимистически настроенные аналитики преимущественно российских финансовых компаний. Недостаток таких рассуждений в том, что это не аналитический взгляд на вещи, а желаемое развитие событий в условиях хоть какой-то стабильности.
На самом деле, стабильность эта весьма условная.

Нефть не падает в цене, но ее стоимость крайне низка. Так, при цене бюджетного равновесия 3165 руб. за бочку в долларах при нынешнем курсе рубля она должна стоить около 48 долларов. Причем это должна быть не биржевая цена, а цена, по которой российские экспортёры реально нефть продают. Так вот, как отмечает агентство Bloomberg, Россия продавала нефть в первом полугодии 2016 по цене 37,8 долларов, что, конечно, далеко от запланированного. При такой существенной разнице между планом и фактом самым простым решением было бы опустить рубль. Ситуация с Украиной тоже никак не сдвинулась в сторону урегулирования конфликта. Скорее всего, это тихо тлеющий конфликт, готовый в любой момент снова разгореться. Про экономические санкции излишне снова говорить — ни у США, ни у ЕС нет мотивации их снимать, разве что в обмен на беженцев.

Кроме того, не видно каких-либо качественных изменений в управлении экономикой, которые могли бы привести к ее восстановлению и росту. Поддержка сельского хозяйства и некоторых других проектов представляют собой шаги в направлении импортозамещения. Но оно не обязательно приводит к росту экономики. Да, какие-то предприятия выигрывают, однако в целом пытаться производить всё внутри страны — неразумно, тогда как выгода для экономики достигается в результате трансграничного обмена товарами и услугами.

Импортозамещение еще можно понять как вынужденную меру, а вот отсутствие стимуляции спроса внутри страны — это то, что могло бы быть сделано, и не делается. Кроме того, граждане, очевидно, сейчас склонны сберегать, нежели тратить (многим, правда, тратить нечего).

Правда, Банк России, по-видимому, очень хочет снижать учетную ставку, делая тем самым более доступным заемное финансирование. Но регулятора, как он сам заявляет, интересует не рост экономики (это не его компетенция), а таргет по инфляции в размере 5% в следующем году (что, надо сказать, видится маловероятным).

Снижение стоимости кредита могло бы увеличить спрос на заемные ресурсы как со стороны физических, так и юридических лиц. Однако возникает другая проблема, ограничивающая потенциальный объем кредитования — качество заемщиков. Бум потребительского кредитования продолжался несколько лет, и за это время спрос на товары и услуги, сформированный за счет кредитов, банки разогнали весьма прилично. Сейчас время собирать камни — кредиты надо обслуживать, а неохота и нечем.

Таким образом, особого позитива для экономики во втором полугодии ожидать не приходится. Есть, правда, вероятность чуда — в сентябре все сидящие на нефтяной трубе мальчуганы соберутся в Алжире и, теоретически, могут договориться о заморозке добычи нефти. Этот факт способен подтолкнуть цену нефти вверх, и нам станет хорошо. Если чуда не произойдет — тоже неплохо, поскольку хуже, чем сейчас, наверное, не будет.

Фото: 24smi.org


Читайте также:
— Новый тип банков — региональные. Что стоит за инициативой регулятора?