Кризис не останавливает развитие информационных технологий. Уходящий год принес много интересных трендов как на федеральном, так и на региональном уровне. Итоги года сайт БФМ74 обсудил с директором компании Sole IT Леонидом Лапидусом.

лапидус


В этом году большинство челябинцев увидели своими глазами «уберизацию» в действии. На примере такси - в городе начали работу «Яндекс.Такси», Uber, Gett. Между тем «уберизация» - это же не только история с такси, отказ от посредников мы наблюдаем и в других сферах.

«Уберизация» значит привести клиента к человеку, который продает товар или услугу, напрямую. Это очень распространено в США, в Европе. Начиная от заказа услуг фотографов, заканчивая кафе и ресторанами, в которых можно заказать еду, не прибегая к помощи каких-либо диспетчерских. Этот тренд, с одной стороны, получил свое развитие благодаря высоким технологиям, с другой – желанию сэкономить. Появилась технологическая возможность заказать товар именно в тот момент, когда он тебе нужен. Достаточно одного нажатия кнопки. Я впервые оценил «уберизацию» в такси – когда в незнакомом городе, в котором ты и названия улиц не можешь прочитать, потому что это не латиница, я нажимал кнопку, и такси приезжало ровно на то место, где я находился.

По темпам «уберизации», по ее проникновению в другие сферы, Челябинск, сильно отстают от других стран?

Если говорить про такси, то идея у нас явно прижилась, однако хочется, чтобы самих машин было больше. Потому что случается такое, что вызываешь такси, а его просто нет. Если говорить про тренды «уберизации» в других сферах, у нас это пока не внедрено или, по крайней мере, я об этом не слышал. Наша компания сейчас занимается проектом, в котором будет «уберизация», и это будет не такси. Для начала будем делать это только для Челябинска, а впоследствии и на другие регионы, подробности смогу раскрыть чуть позже. Это будет очень интересная штука в сфере услуг.

В этом году много шума наделал «пакет Яровой». На каком этапе сейчас все это находится? можно ли это назвать «шоком года» для телекоммуникационных компаний?

Это действительно был шок, если не всего года, то локально – точно. Событие произвело фурор и среди игроков рынка, и среди простых пользователей. На каком это этапе сейчас – да ни на каком. Нет ни одного подзаконного акта, ни разъяснений, ни дополнений. Сам пакет есть, но что с ним делать дальше – неизвестно. У нас ведь достаточно других проблем, а пакет Яровой отложили, видимо, до лучших времен.

Какими событиями еще этот год запомнился и какие ожидания от года следующего?

Больше всего меня потрясли события конца этого года – это конфликт между Яндексом и Google, а также конфликт между Лабораторией Касперского и Microsoft. Это желание компаний протолкнуть свой товар на рынке, по моему мнению не совсем честными методами.

Положительная динамика в этом году появилась в вашем бизнесе?

Пациент скорее жив, чем мертв. Я не могу сказать, что мы растем, но вместе с тем мы и перестали падать. По сравнению с предыдущим годом – да примерно на том же уровне. Как говорят аналитики рынка «в символическом плюсе» по сравнению с прошлым годом. Раньше движение было более заметное.

Татьяна Шабурова